Laora
Милосердие выше справедливости (с)
Название: Афродита из пены и щелочи
Автор: Laora
Фандом: Наруто
Пейринг: Шикамару/Темари
Категория: гет
Размер: 7 драбблов-сотников, всего 1094 слова
Жанр: романс
Рейтинг: PG
Краткое содержание: Зарисовки о том, как Шикамару и Темари стали парой; частичная AU.
Примечания: все драбблы написаны по заявкам Naruto ArtFest и артам; арты прилагаются.

1. Гордая девушка.



Не будь у Шикамару пачки шоколадного печенья, он бы ни за что не рискнул удерживать Темари за плечо. Еще неизвестно, чем это может обернуться — Камаитачи, и привет. Темари была очень гордой девушкой.
Но шоколадное печенье! И Валентинов день. К такому ни одна, даже самая гордая девушка, равнодушной не останется.
Шикамару ожидал, что на этот раз Темари все же примет его ухаживания. Может, ему удастся ее поцеловать — мазнуть губами по ее губам и зайти чуть дальше, если она не будет против. Шикамару давно знал, что нравится Темари, но на свиданиях они до сих пор только за руки держались, а отношения надо развивать. Ловить момент — а то вон сколько в Суне загадочных бедуинов, и все как один не прочь породниться с Казекаге. Тем более, когда у того такая уверенная и прекрасная сестра...
Уверенная и прекрасная превзошла все ожидания Шикамару.
Нет, она не приняла его ухаживания и откусить от шоколадного печенья категорически отказалась, но отказывалась так... неубедительно, что Шикамару чуть с ума не сошел. Воплощенная провокация — тесный физический контакт, покрасневшее девичье лицо, еще и декольте это открытое... только бедуины такое могли придумать.
— Не знал, что ты умеешь смущаться, — пробормотал Шикамару. Шоколадное печенье, зажатое в зубах, заметно сказывалось на его дикции. — Ты... такая...
И тут его рука соскользнула — с предплечья Темари на ее упругую грудь.
Ощущение было до того фантастическим, что Шикамару чуть не взлетел.
А потом и взлетел — Темари мгновенно пришла в себя, стоило потрогать ее за грудь.

2. Желание.



— Если сказать оленю желание, он передаст его богам, — задумчиво говорит Темари.
Шикамару смотрит искоса: Темари тянется к оленю так, будто собирается поцеловать, гладит и, похоже, верит в собственные слова. Интересно, какое желание она загадает?
— Они поэтому тебе так нравятся? — уточняет он чуть позже, вместе с Темари прогуливаясь по владениям клана Нара. — Олени.
— Не совсем, — Темари качает головой. — Я очень рада, что ты пригласил меня, — добавляет неожиданно. — Спасибо.
Она берет его за руку, и Шикамару думает: надо бы тоже передать оленю желание. Собрат все-таки, должен поспособствовать исполнению.
— Олени нравятся мне, потому что похожи на тебя, — признается Темари, а Шикамару решает: передавать желания не обязательно. Достаточно сформулировать его, хотя бы про себя.
Ведь его желание уже начало сбываться.

3. Афродита из пены и щелочи.



На спине у Темари была татуировка — Шикамару никогда не спрашивал, откуда. Синий взлетающий дракон; застарелая, она, казалось, была вживлена в кожу, и первая мысль Шикамару насчет этой татуировки была — пена и щелочь.
Что-то, из чего состояла сама Темари.
После того раза, когда он увидел татуировку, Темари была в его мыслях всегда, куда бы ни пошел, и всегда казалась недоступной, будто он сам ее создал. Проблематичная женщина; самостоятельная.
Такая останется уверенной, даже если сказать, что вы расстаетесь. Спокойно кивнет, выслушав, и отправится по своим делам: боевой веер — для миссий, веер декоративный — для танца. И обнаженные ноги.
Такая отпустит — легко, потому что уйти от нее невозможно, она воплощена из пены и щелочи, она — как татуировка, отпечатавшаяся в сознании.
Всегда с ним.
В битве с Темари Шикамару проиграл — с самого начала. Понадобилось шесть лет, чтобы понять — он проиграл и в любви.
Оставалось только сдаться на милость победителя.

4. Проблематичная женщина.



Она все-таки уговорила Шикамару сделать татуировки — невозможно проблематичная женщина.
— Говоришь, олень доставляет послания богам, — хмыкнула, разглядывая оленей на его руках. Когда Шикамару двигался, олени будто повторяли его движения.
— А тебе бы подошел хорек.
— Сам ты хорек, — обиды в голосе Темари было не слышно — она гордилась своими техниками. — Дракон подходит мне гораздо больше.
Шикамару не стал рассказывать, что дракона он воссоздал тоже — тот, синий, со спины Темари, перешел на его собственную спину. Все равно она была с ним — навсегда, и это чувство принадлежности успокаивало. Помогало избавиться от одиночества, в чем-то уютного и удобного, но иногда мучительного.
Шикамару хотел бы знать, как с одиночеством справлялась Темари — до того, как они стали принадлежать друг другу.
Или, может, она не была одинока? Женщины редко остаются в одиночестве, это — привилегия мужчин и их проклятие, их растят с мыслью: нужно жить для себя.
Женщины, даже такие, как Темари, всегда живут для кого-то.
Хотя насчет Темари Шикамару не мог этого точно сказать.
Она все еще оставалась для него загадкой, разгадать которую, возможно, не получится никогда.
Сам он не собирался ничего от нее скрывать; синий дракон на спине — со времени их последней встречи прошло больше месяца, она еще не видела.
Но сегодня увидит.

5. Знакомство с родителями.



— Вот эта? — мрачно поинтересовалась Йошино.
— Достойная девушка, — кивнул Шикаку. Йошино бросила на него всего один взгляд, и грозный синоби замолчал. Все мужчины клана Нара испытывали определенную слабость перед своими женами. Папа не был исключением.
Шикамару сомневался, что и сам является исключением, но его это мало заботило.
— Темари из Суны, — представил он свою спутницу и невесту, — член Союза Ниндзя.
— Союза, — протянула Йошино. — Да ты хоть знаешь, какие девушки у нас есть тут, в Конохе?
Темари усмехнулась.
— Я побью любую из них, если понадобится.
Йошино нахмурилась. Они с Темари воззрились друг на друга, и на мгновение Шикамару почудилось, что из глаз обеих летят искры.
А потом мама засмеялась — Шикамару уже не помнил, когда в последний раз слышал ее смех.
— Знаешь, — призналась Йошино минуту спустя, — а ты начинаешь мне нравиться.

6. Лучшая пара.



Темари скептически посмотрела на вылепленного Шикамару снеговика. Нет, сам по себе он был симпатичным, но «прическа»... четыре светлых «хвостика» из сухих листьев, отыскавшихся под снегом. Вдобавок Шикамару еще и сувенирный веер Темари снеговику вручил.
— Это на что-то намек? — поинтересовалась Темари.
— На то, что твоему снеговику, — Шикамару кивнул на снежного человека, которого сделала Темари, — нужна пара. А кто еще может быть его парой, как не...
— Поняла, — прервала его Темари. Действительно, она повязала на своего снеговика шарф Шикамару с клановым знаком клана Нара. Оставался последний штрих.
Им стал ананас, который Темари вытащила из пакета с покупками — изначально они шли за продуктами, а не снежными развлечениями. Пристроенный к голове снеговика, ананас стал точной копией «хвоста» Шикамару.
Получившаяся пара, без сомнений, была лучшей из возможных.

7. Драгоценный подарок.



Шикадай кажется Темари абсолютной копией отца. Правда, глаза у него другие — ее глаза.
— Самый красивый мальчик в мире, — говорит Темари, прижимаясь лбом к маленькому лбу, и Шикадай улыбается в ответ. — Самый мужественный... Самый-самый.
— А меня ты так не называешь, — Шикамару держит в руках две чашки чаю; его лицо, обычно безразличное, иногда — напряженное, изменяется в улыбке. Это любовь, думает Темари; вот она какая. Настоящая — это.
— М-м, — тянет Темари. Ей слишком хорошо, чтобы отвечать.
Они оба — самые-самые, ее мужчины; она счастлива, что они у нее есть.
— Самая красивая здесь ты, — добавляет Шикамару, опуская ее чашку на пол и присаживаясь рядом. — Нам с тобой повезло. Правда, Шикадай?
Кроха заливается смехом; Шикамару обнимает их обоих, и Темари думает: нет ничего лучше детей. Шикадай, он ведь...
Будто самый драгоценный подарок, который они с Шикамару получали в жизни.

@темы: фанфики, фанарт, гет, Шикамару/Темари