14:44 

Он и небо. 4 глава. Конец.

Inoty
волшебная падлочка
Последняя глава яойного инцестного фанфика с участием нашего любимого ленивца. Смотрите предупреждения.

Название: Он и небо. 4 глава. Конец.
Автор: Akuma4
Бета: Бабушка Хай-Хай
Фандом: Наруто.
Жанр: Юмор, Эротика.
Пейринг: Шикаку / Шикамару , Хидан / Шикамару
Рейтинг: в этой главе - PG-13
Размер: Midi.
Статус: Закончен )
Дисклеймер: Кисимото Масаси.
Предупреждение: лёгкое ООС, инцест, нон-кон, мат.

Разорванные слоистые облака, казалось, никуда не летели. Висели, словно кувшинки на болоте, чайно-розовые по краям, матово просвечивая в самой середине в первых прохладных лучах светила. Большие и бесформенные, совершенно ни на что непохожие. Похожие, разве что... да, на облака.
- Так не честно, - не отпуская Шику от себя, проворчал Хидан, - я как раз хотел поиграть в «Угадай, что за хрень летит», а тут... тьфу!
Шикамару зевнул и ткнул бессмертного в бок, отодвигаясь и потягиваясь. С голой спины посыпалась прилипшая мелкая галька, когда подросток встал, собирая свою растерзанную одежду. Дохромав к противоположной стене, медленно осторожно присел, но брови всё же болезненно заломились.
- Поверь, нежнее меня, тебя бы и монашка не поимела, - съязвил Хидан, наблюдая со стороны. Подросток погрузился в думы о том, как менее травматично натянуть плотно обтягивающие брюки.
- Если такой нежный, мог бы и сам задницу подставить.
- Я старше, - возразил бессмертный, - к тому же, снизу одноногий калека смотрится не так аппетитно, в отличие от маленького, горячего…
- Заглохни уже!
- ...туповатого, крикливого недоноска! - раздражённо закончил.
Застегнув мятую жилетку, чунин, пошатываясь, встал, прикидывая сколько прыжков до верха нужно сделать, прежде чем потерять сознание.
- Уходишь? - больше утвердительно, чем вопросительно сказал мужчина.- Поцелуя на прощание тоже не ждать?
Нара презрительно задрал нос, но улыбнулся на удивление тепло.
- Ты свою рожу видел?
- Видел, - кивнул,- нормальная такая. Бабам нравится,- облизнулся. - И не только бабам…
- По мне, так ты сейчас больше похож на разваренный картофель, - засмеялся Шика, бросая мужчине бутылку с водой, - умойся хоть, сердцеед.- пригнулся и взлетел по стене.
- Сегодня не приду, - крикнул уже сверху, - хочу выспаться.
- Ага, - раздалось со дна, - заодно и мне поспать дашь. Заездил совсем.




- Шикамару! Ты где пропадал? Уже часа три назад как должен был придти, - накинулся Хагане с порога, подозрительно обнюхивая странно выглядящего подростка. Придвинулся ближе, шепнув на ухо. - Курил что-то, да? Ты мне честно скажи. Я не Ирука, не заругаю.
- Котетцу, отвали! Проспал, вот и всё, - Нара недовольно прошёл мимо к своему столу и, забывшись, хлопнулся на сидение. - Итэ!- взвыл, хватаясь за бёдра.
Чунин с повязкой на лице удивлённо вскинул брови.
- Угу, значит не курил… - пошловато улыбаясь, протянул Хагане, с абсолютным пониманием, глядя на то место, которое Нара так бережно потирал. - Бурная ночка выдалась, да? Потом расскажешь. - подмигнул и вышел в направлении другой штабной комнаты.
- Зараза… сейчас пойдёт сплетничать с Изумо, - злясь больше на себя, чем на Котетцу, пробубнил Шика.
Уставившись в кипу накопившихся бумаг, с продолжительным воем схватился за голову. Думать о чём-либо было так же больно, как и сидеть.

За стеной кто-то скандалил. Причем, судя по услышанному, ругались уже задолго до прихода Шики. Звучала, как минимум, середина длинной поучительной тирады. Подросток прикинул в уме. Если поучительной, то одним из двоих спорящих явно должен быть Умино. Чунин придвинул стул ближе к обоям, беззастенчиво подслушивал. Всё же интересней, чем копаться в килограммах папируса.

- Не заставляйте меня повторять вам всё снова! - надрывно кипел голос сенсея. - Посмотрите на себя! Со сломанной рукой вам не сложить и простейшей печати даже за...
- Я могу и одной! - задушено уговаривал кто-то второй.
- Вы ещё мне скажите, что сделаете это пальцами ног! Что за чушь! Не тратьте моё время! Если так приспичило идти на миссию, выпрашивайте разрешение у Годайме, лично я вам не доверю даже поимку сбежавшей кошки!
- Ирука…
- Не забывайтесь! Субординацию никто не отменял!
- Да я хотел сказать «Ирука-сенсей», просто вы меня перебили! - обиженно.
- Хатаке-сан, я вам уже всё сказал, не мешайте мне работать. На ту миссию, которую вы уже час клянчите, я ещё вчера назначил Шино. Имеете что-то против кандидатуры Абураме? - ехидно поинтересовался.
- Ничего,- буркнул Какаши, капитулируя. - Я это...пойду.
- Идите-идите, - словно выгоняя моль из шифоньера, зачастил Умино, - приходите, когда минует срок больничного.
- Уже ухожу...
- И дверь закройте.
- Что?
- Дверь закройте!
Последовал хлопающий звук.
- С той стороны закройте!
- Да вас чёрт поймёшь!

Шика, отпрянув от стены, схватил первую попавшуюся папку, быстро имитируя занятость. Мимо сердито прошёл Копирующий, так и не закрыв за собой дверь.
Через минуту в комнату к подростку влетел сам Ирука. Бодрый и солнечный, как апельсиновый сок.
- Слышал, да? - бросился к Шикамару. - Слышал, как я размазал нашего гения?
Умино чуть ли не колесом крутился вокруг стола со съёжившимся мальчиком.
- Ха! Это ему за все мои бессонные ночи над его каракулями! Надо бы с ним почаще так, у меня аж настроение подскочило! - мстительно засмеялся, потирая ладони.
- Ками…как полегчало то…- напоследок запричитал, убегая обратно к себе.

Но конец радостям пришёл на удивление быстро. За окном оглушительно залаяли суммоны Какаши. Разбив что-то стеклянное, Умино, уже не такой бодрый как в начале, галопом умчался на улицу, на ходу метая глазами райкири, не смотря на полное отсутствие владения стихией молнии. Снова послышалась отборная, выедающая мозги, ругань. Не матерясь, вербально изничтожить оппонента, то дзюцу, которым Умино обладал в совершенстве.
- Мм...сенсею пора отдохнуть от работы, - засыпая на столе под убаюкивающие оправдывания Хатаке, подытожил Нара.

Все остальные рабочие дни так же прошли, словно во сне. Быстро, обрывчато, не запоминаясь. Похожие друг на друга, как два крыла одной бабочки. Шика только и успевал протирать глаза, смотря на часы. Не понимая, семь утра на них или семь вечера. Рассветы и закаты в своей середине ведь так похожи. Дома и вовсе почти не появлялся. Разве что сменить одежду и принять душ. Умино даже начал его подкалывать, что он, мол, хочет его подсидеть и отправить на раннюю пенсию за ненадобностью. Подросток хмыкал, пожимал плечами и снова усаживался что-то читать и править. Дошёл до того, что начал узнавать, кому принадлежат написанное по одному только почерку, даже не читая имя на титуле. Достаточно было усвоить некоторые особенности, как кандзи тут же становились предельно ясны и знакомы.

Всё что сдавал Ямато было всегда изложено кратко и точно, как координаты на карте. Выведены чересчур ровным почерком, без приятного глазу лёгкого наклона влево. Читаешь и думаешь, написано ли это от руки или всё же использовали печатную машинку?
Генма писал мелко, но аккуратно. Буквы висели, словно бисер на леске. Правда раздражали вечно пририсованные где-то сбоку лягушки, птички и прочие твари, коих с радостью бы оживил Сай. Края отчётов Ширануи постоянно приходилось замазывать корректором, а то и вовсе выкидывать весь зоопарк и переписывать заново.
Райдо всегда строчил строго по теме и сдавал вовремя. Большой минус заключался лишь в том, что листки Намиаши доходили до рук чунинов в таком виде, будто их только что вытащили из кошачьего туалета. Перепачканные землёй, обрызганные чаем и прожженные сигаретным пеплом. А с виду чистюля. Да.
Отчёты Какаши отличались же тем, что никогда не были похожи друг на друга. Он за всю свою жизнь сдал их около нескольких сотен и ни разу не повторился. Приносил их свёрнутыми в самолётик, использовал как обёртку для бенто, на одном пририсовал зубастого дельфина на вертеле у костра, а другой надушил дихлофосом, объяснив это тем, что в джонинской общаге была массовая облава на тараканов и все опрыскали этим ядом даже подмышки. Всего и не упомнишь. У Ируки этих шедевров скопился полный отдельный ящик, который он почему-то так и не выкинул.

По стеклу всё настойчивей барабанил дождь, отлетая дробью на подоконник. Грозовые тучи принесло ветром с севера, из Ото. После Конохи они наверняка продолжат свой путь в Страну Рек. Но дребезжащее из зелени кваканье пророчило, что небесная юдоль ещё долго будет простираться над родной деревней. Кругом сыро и серо, и без солнца не появится радуга.
Шикамару отложил недописанный листок и вышел на улицу. Стараясь не спешить, намеренно обходил лужи, даже самые мизерные, на ходу отряхивая морось с плеч и нагрудных карманов. Попытался закурить, но сигарета сразу же покрылась вкрапинами капель, а зажигалка и вовсе проигнорировала все попытки высечь огонь.
Миновав улицы, его быстрый шаг постепенно ускорился, переходя в бег. Протекая, обувь захлюпала. Почва в лесу размокла и набухла, жадно всасывая следы от ног и тут же заполняя их влагой. Свежо пахло мокрой древесиной и сладкой жухлой травой. Полоса молоденьких сосновых побегов оборвалась, и земля пошла под скат, с которого грязной селью стекали вниз все не абсорбированные излишки воды. Нара прекрасно понимал, куда именно ведут водные полосы. Не глядя вниз, рванул вперёд, скользя и чудом не падая буквально на каждом пройдённом метре. Ветка гибко отклонилась и спружинила назад, оцарапав щёку. Волосы, выбившись из хвоста, липли прядями ко лбу и скулам.
- Даже не вздумай подходить! - раздалось снизу, как только чунин завидел темнеющий кратер. - Сорвёшься вниз и свернёшь шею. Умрёшь смертью идиота.
- Ты там как? - проклиная себя за глупый вопрос, крикнул Шика.
- Если не считать грязь и вонь от слитых сюда дохлых грызунов, то как в онсене!
- Докуда достаёт вода?
- Уже щекочет подбородок! - последовал харкающий кашель. - Тьфу! Чуть не проглотил какую-то дрянь! - заматерился, отплёвывая что-то ещё. - Знаешь, а я ведь и плаваю херово. Сколько меня в жизни не называли куском дерьма, а на воде таки не всплываю.
Тёмные облака нахмурились и загремели.
- Шикамару? - позвал, когда стало подозрительно тихо, - Я надеюсь, ты сейчас не совершаешь никакой тупости, да?
Связав свою тень с тенью близ стоящего дерева, Шика, держась за неё, осторожно подошёл к самому краю и заглянул внутрь. Внизу, с серой пеной у стен, по которым всё стекала и стекала сель, бурлила мутная коричневая жижа. Сбоку ярко белело лицо, выражение которого было весьма далеко от приветливого.
- Всё? Посмотрел? - проскрежетал Хидан, - А теперь чтоб быстро свалил! И желательно на хрен! Непослушное, тупое...
- Бла-бла... - флегматично перебил подросток, разорвав тень и прыгая в самую середину новоявленного колодца.
Плечо больно обо что-то ударилось и зазвенело. Шика быстро вынырнул, протирая глаза от песка, оглянулся по сторонам. Ливень превратил дно в мерзкую топь. В пяти шагах, уже подтягиваясь на руках, чтобы не накрыло с головой, держался Хидан.
- Тут тебе не бассейн, чтоб сигать с такой высоты, балда, - тяжело выдохнул бессмертный. Пальцы соскользнули со стены, оставляя за собой пять вдавленных полос, и он плавно съехал вниз, на миг исчезнув с поля зрения.
Чунин в секунду оказался рядом. Нащупал и, ухватив мужчину под рёбрами, приподнял, вынуждая обвить себя за шею. Взялся покрепче и вдруг оцепенев, замер.
Хидан зачертыхался, с плеском выныривая, но тут же замолк, непонимающе уставившись на притихшего мальчика.
- Ты чего? - лиловые глаза расширились и потемнели. - Сломал себе что-нибудь, когда спрыгнул? Порезался? - рука прошлась по спине, проверяя на целость. - Что?
Над головой густые тучи будто разрезало разрядом чидори. Облака взорвались ослепительным цитрином, тут же померкнув. Хидан защурился. Стоит раз посмотреть на молнию, как кажется, что вокруг с её исчезновением стало ещё темнее.

Шикамару не ответил. Не услышал. Он стоял на крыше дома, по которому так же однобитно колотила дождём непогода, стекая слезами по лицу и потом по спине. Ладони сжимали ещё живое тело Асумы. Горячее, мелко дрожащее после хорошего боя. Которое через мгновение, казалось, выдохнуло саму душу вместе с сигаретным дымом, превратившись в мёртвый воск.
Зловещее мрачное дежа-вю скрутило мышцы и обострило работу всех осязательных рецепторов. Шикамару каждой порой кожи чувствовал рядом с собой человека, которому так же предстоит умереть под этим чёртовым плачущим небом.
Быстро заморгал, выходя из ступора. Притянул ослабшего мужчину ближе, всматриваясь в правильные, почти красивые черты. Хватило одного внимательного взгляда, чтобы заметить, что волосы, казавшиеся нитями белой платины, ныне просто седина, и линия губ боле не такая жёсткая в обрамлении невесомых тонких морщинок.
- Шикамару, что за игры? – хохотнул. - Ты так смотришь на меня, словно решая: утопить или задушить этого ублюдка?
Голос, всегда бывший понаглому громким, теперь едва гортанно хрипел, нехотя преобразуя отдельные звуки в связанные слова.
Шика порывисто прижал Хидана к себе, уткнувшись лицом в ключицу. Сгрёб за бёдра и поднял ещё выше. Плотность воды позволяла держать мужчину на весу в пол силы.
- Всё-таки задушишь, - шутливо промычал в ухо, совершенно не сопротивляясь. Хидан приподнял лицо мальчика за подбородок и встретил затуманенный растерянный взгляд.
- Чего ты хочешь? - на прямую спросил чунин. - Скажи.
- Наверно, с удовольствием бы снова совратил одного мелкого зануду с отличной задницей, - не задумываясь, ответил, скользнув рукой ниже поясницы. – Но, увы, погода не лётная. Остаётся лишь облизываться, да и...
- Хочешь уйти? - почти крикнул.
- Хочешь отпустить? - Хидан посерьёзнел. - Ты подумал бы дважды, прежде чем такое спрашивать, Шика. - понизил голос. - Вдруг соглашусь.
Опустил руки, отстраняясь.
- Мне кажется, ты кое-что забыл. Я не тот, кого следует спасать или прощать. И не сожалею ни о чём, что совершил в своей жизни. Так же как не жалею, что убил твоего учителя. В схватке либо умираешь, либо убиваешь. Среднего не дано.
- Я не забыл! Я просто устал! - Шикамару задрожал, хватая Хидана за горло. - Устал ненавидеть! Устал смотреть на смерти дорогих мне людей! Устал чувствовать, что мне ничего с этим не поделать! Как же меня всё достало! - мальчик забился в истерике, перестав сдерживаться. - И я не знаю, какой смысл, если и ты сейчас тоже умрёшь, поэтому спросил, хочешь ли...
- Успокойся, - ладонь опустилась на горячий лоб и погладила по щеке. - Не чувствуй вины за тех, кого не спас и за тех кому не хватает сил отомстить. Ты ведь, на самом деле, ещё такой ребёнок, Шикамару.
Пальцы разжались, оставив на шее красноватый след. Спина под руками мужчины расслабилась.
- Вот, уже полегчало, - Хидан растянув губы в улыбке, потёрся о чунина, - а знаешь, отбрасывая к чёрту все серьёзные разговоры, хочу честно тебе пожаловаться. - драматично закусил нижнюю губу. - Никогда! За всю свою долгую жизнь бессмертного не думал, что склею ласты с эрекцией в штанах…
Шика всхлипнул.
- Нет, ну какой момент опошлил, а! Не стыдно, гадёныш?
- Не очень, - наконец засмеялся подросток.
- Да? - слегка ущипнул. - Тогда отпускай и забирайся с ногами ко мне на плечи.
- Зачем?
- Грязь не позволит тебе как следует прыгнуть. Встав на меня, сделать это будет намного легче.
Чунин задержал дыхание.
- Ты всё правильно понял, - прошептал Хидан.- сейчас самое время сказать что-то ненужное, вроде «Пока».
Слева отделился большой кусок земли и свалился совсем рядом.
- Пока, Шикамару, - сказал и, не дождавшись ответа, перехватив мальчика за талию, дёрнул вверх на себя, одновременно уходя под воду.
Ощутив под ногами шаткую опору, с которой вот-вот упадёшь, Шика инстинктивно напряг мышцы и оттолкнулся к ближайшему выступающему камню в стене. А от него ещё выше, до тех пор, пока не вылетел прямо к тому дереву, за которое держался теневой верёвкой.
Небесное полотно над лесом заштриховали ранние сумерки. Оно то и дело рычало, разрывалось электрическими стрелами и снова упрямо срасталось. А ливень всё шёл, размывая землю у корней старых сосен, будто намереваясь заполнить собой подземное озеро.
Простуженное сбитое дыхание бежало впереди самого Шикамару. В груди так пекло, словно вместо воздуха лёгкие втягивали угарный газ. Картинки в глазах множились и расплывались, как сквозь треснутую призму. Шаги замедлились, следы неровно запетляли. На миг всё вокруг стало мокрым и текучим, бесформенным и нелепым, а потом скрутилось в один цветной клубок, запульсировало и взорвалось абсолютной чернотой, сбивая с ног и накрывая зарождающийся бред обморочным спокойствием.

Шикамару понял, что лежит в своей комнате, сразу же как очнулся. Нос, уткнутый в подушку, защекотал запах лимонной цедры. Мама всегда любила добавлять немного цитрусового масла в бельё во время стирки. По её словам, этот горьковатый аромат способствовал хорошему сну. Хотя, после длинного рабочего дня, мужчины бы так же успешно заснули даже на кровати натёртой чесноком.
Заботливые руки мягко перевернули на спину, а к губам прикоснулся тёплый край керамической кружки. Голову приподняли и запрокинули, и одновременно в рот горячей струёй проскользнул нагретый крепкий саке. Кашель со свистом прорвался наружу, и подросток сел, с заслезившимися глазами хватаясь за горло, как после на спор съеденного корня васаби.
- Тише, тише, - Шикаку нагнулся к мальчику, отирая лоб холодной тряпкой, - запомни, горячее саке - вернейший способ вернуть любого шиноби к жизни. И никакие медики не нужны. - подмигнул.
Шикамару отдышался и повернулся к отцу.
- Пап, ты меня сюда принёс?
- Конечно. Ты не дошагал до дома всего сотню метров, и я тебя сразу почувствовал, - джонин снова наклонился, принудительно вливая в отбрыкивающегося сына остатки напитка. - Если так болел, то почему не отлёживался под родной крышей? Всё из-за меня, да?
Подросток насупился, не зная как ответить. Отец вздохнул и встал сполоснуть кружку.
- Мы на днях договорились с Иноичи, - открыл кран, старательно сосредоточившись на отмывании уже совершенно чистой посуды. - У Яманако пустует комната в общежитие. Поскольку он всё время проводит то за работой в подвале Морино, то помогает дочке в цветочном магазине, я вот попросил…
- Нет! - Шика вскочил с постели, но зашатавшись, сел обратно.
- Что «нет»? - удивлённо спросил, выключая воду.
- Всему о чём бы вы там не договорились - нет.
- Шикамару, но мы ведь…
- У нас есть что-нибудь покушать? - раздражённо перебил, держась за живот. - Я бы сейчас пожрал не хуже, чем Чоджи.
- Мама ещё вчера уехала к сестре, но вроде осталось карри с овощами... - предложил отец, совершенно сбитый с толку.
- Отлично! Покормишь? - кивнул в сторону кухни. - А то мне сейчас не встать. Голова кружится, ноги отнялись… - жалобно заскулил, показательно заворачиваясь в плед.
- Дешёвый притворщик, - Шикаку гордо заулыбался, - моя школа.

На кухне загремело железной утварью, и глухо защёлкал по доске нож, что-то мелко кромсая. Синхронно со словом «блядь», сорвались на пол и разбились сразу несколько тарелок, после чего ещё одну тарелку Шикаку разбил уже специально, чтобы успокоится.
Мальчик лежал, представляя, как Йошино по приезду недосчитавшись большей части посуды, начнёт клевать мужа, в который раз сетуя, что в семье не без урода.

Вечерний свет оранжевой лужей растёкся по полу и, добравшись до стены, окрасил белые азалии на обоях в светло розовый. Шикамару, оперевшись на локоть, распахнул окно. В последних лучах, голубое и лиловое боролись между собой, местами сливаясь в сиреневое, золотисто просвечивая в трещинах и разрывах слоя перестой ваты.
- Красный закат - к дождю, - прошептал над самым ухом Шикаку, как всегда появившись за спиной бесшумно. - А ещё, к чей-то смерти.
Солнце агонически полыхнуло и маслом расплавилось на горизонте.
- Я надеюсь, что этот закат всё-таки к дождю, папа, - не оборачиваясь, ответил Шика, пристально глядя на темнеющий совсем рядом лес.

@темы: R и выше!, Хидан/Шикамару, Шикамару, семью Шикамару, фанфики, яой

Комментарии
2012-02-13 в 16:13 

КУУУУУУУУУУУУУУУУУУЛ!!!!:hlop::hlop::hlop:

URL
2013-08-14 в 03:52 

Слепой пересмешник
Looks like the devil's here to stay
Каждый раз как читаю, мне становится просто невыносимо тоскливо. Чудесный фанфик, каких немного:hlop:

2015-08-13 в 15:59 

Очень хорошая работа.Автору респект от восхищенного читателя!

URL
2016-07-28 в 14:08 

naruto212
Привет, можешь не здороваться за руку.
До последнего надеялась, что Шика побежит его спасать. Эх, как же грустно. Где можно скачать его?

2016-07-28 в 14:29 

Inoty
волшебная падлочка
naruto212, даже и не знаю, если честно

   

Сообщество ленивых имени Нара Шикамару

главная