14:40 

Он и небо. 3 глава.

Inoty
волшебная падлочка
Фанфик не мой, а обожаемого мной Akuma4. Обратите внимание на предупреждения, дамы и господа.

Название: Он и небо. 3 глава.
Автор: Akuma4
Бета: Бабушка Хай-Хай
Фандом: Наруто.
Жанр: Юмор, Эротика.
Пейринг: Шикаку / Шикамару , Хидан / Шикамару.
Рейтинг: в этой главе - NC-17
Размер: Midi.
Статус: Активный. Осталось всего ничего )
Дисклеймер: Кисимото Масаси.
Предупреждение: лёгкое ООС, инцест, нон-кон, мат.


- Неужели? Вернулся-таки, блудный ублюдок!
Чунина от ямы отделяло ещё несколько шагов, но его вычислили раньше.
- Клянусь Дзясином, бросишь меня в это дыре ещё раз, и я сдохну хотя бы ради того, чтобы поквитаться на том свете! Я голыми руками порву тебя в клочья, а потом с аппетитом сожру со всеми потрохами! И останется от маленького тупого выблядка, только кучка вонючего... Эй, сопляк! Ты спустишься или нужно приглашение? Думаешь, мне так охеренно удобно смотреть снизу вверх в моём состояние? Оторвать башку, чтобы понял?
Шикамару взирал на дно, подавляя предсказуемое желание развернуться и уйти. Что-то похожее прочитав в его глазах, Хидан сразу же затих и даже дружелюбно подмигнул.
- Ну же, Шика-кун, спускайся, - елейным голоском. - Не видишь, как у меня здесь уютно, м? Камин, печеньки с чаем… не видишь? - радужки бешено заалели. - И я, мать твою, не вижу! Ни хрена не вижу на протяжении чёрт знает скольких дней! Только земля и небо, и твоя хмурая рожа на их фоне! Так что, не еби мозги! Спускайся или проваливай! Но только не смотри на меня так, будто я кусок дерьма у тебя на подошве! Я бл...
Бессмертный орал и орал, выпуская всю накопившуюся злобу и обиду, как гной из-под воспалённого струпа. Чунин спустился только тогда, когда после сотого «мразь» и тысячного «недоносок», Хидан в конец охрип и заткнулся, продолжая материть ощерившимся взглядом.
- Полегчало? - Шика уселся напротив, вытянув ноги.
- Я ещё даже не начал, молокосос, - Хидан мокро закашлялся в пыль. - Отрой моё тело.
- С какой это радости, м?- чунин иронично поднял брови. - Сегодня что по календарю всемирный день эксгумации? Или черви под землёй защекотали?
- Закрой пасть. Я знаю, ты ищешь способ меня добить…
- Ты на редкость проницательная башка…
- Сказал же, не перебивай! Так вот. Отрой моё тело, пришей голову, и я расскажу сразу о двух вариантах того, как можно успешно грохнуть бессмертного типа меня.
Хидан выжидательно замолчал, насквозь буравя взглядом задумавшегося подростка.
- Значит отрою, пришью и ву-аля ? - с расстановкой повторил Нара.
Мужчина утвердительно прикрыл веки.
- Ага. А расскажешь всё до или после того, как принесёшь меня в жертву своему божку? - Шика резко встал. - Я что, так похож на придурка, собирающего по частям нежить способную его же убить? Ты хоть и конченая тварь, но недооценивать твои силы я себе позволить не могу.
- Да ты и есть - придурок!- взорвался Хидан, в гневе чуть ли не выплёвывая битое стекло.
- Ты хотя бы видел, что от меня осталось? Да я себе зад не надеру! Сам глянь. Тело лежит всего в четырёх метрах от меня, рыть совсем не глубоко, - красноватые глаза умоляюще въелись в карие. - Давай же. Я просто хочу ощутить под собой плечи и сидеть на собственной заднице, а не на щеке.
Чунин снова присел, сцепив руки, обдумывая и прикидывая все риски.
- Шикамару, не будь ленивой гнидой. Закати рукава, откопай меня, и я расскажу тебе обо всём в мельчайших подробностях, - продолжал своё, - всё равно лучше сдохнуть, чем ещё неделю гнить здесь. Я тут скоро корни пущу, как грёбаный овощ Зетсу.

Нара отвернулся. В яме повисло молчание. Не неловкое, не гнетущее. Обычное молчание, когда один всё сказал, а другой не ответил. Шика смотрел вверх. Хидан тоже. Солнечно, сухо, как облака и предвещали утром.
- Оно похоже на жареную куриную ножку, - облизнувшись, первым вспорол тишину бессмертный. - Толстая, сочная. Так бы и сожрал.
- Дурак, это дубина. Смотри, какая длинная округлая рукоять. Ты разве видел такие ноги у кур?
- Сам ты дубина, - обиженно сглотнул, - останься несколько месяцев без еды, а потом скажешь, что видел в небе: курицу или кусок дерева.
- Ладно.
- А? Согласен, что похоже на ножку?
- Нет, идиот. Согласен тебя отрыть, - чунин поднялся, отходя от головы на четыре метра, как та и говорила. - Здесь?
Хидан скривился от желания кивнуть, но спохватившись, что кивать без шейной опоры не получиться, коротко ответил «да».
Всё остальное время, пока Шика, согнувшись, разгребал ветки и распихивал камни, Хидан молчал. Подросток даже пару раз удивлённо оборачивался, проверяя, авось может сдох. Но, к великому сожалению чунина, голова всё так же, редко моргая, жадно наблюдала за каждым исчезающим сантиметром почвы, отделяющую его от него же.
- Что? Соскучился по себе ненаглядному? - ехидно поддел Нара, отшвыривая очередной ком грязи.
- Не отвлекайся, - совершенно серьёзно прохрипел бессмертный.
- Слишком много управленческих ноток в голосе для расчленённого кретина... Вот, - Шикамару вытянул из разрытой щели полусгнивший кусок чёрно-красной тряпки и кинул в сторону Хидана, - вроде твои шмотки.
Плащ Акацуки сырым мешком спикировал совсем рядом с головой, чуть её не накрыв.
- Охренел! Твоё счастье, что ты, криворукий урод, промахнулся! А то…
- А то - что? - перебил Шика, невозмутимо взявшись за подмышки, вытаскивая изувеченное тело.- Тяжёлый, сволочь…
Не слишком аккуратно бросив обезглавленный труп рядом с засветившимся от радости владельцем, Шика закурил.
- Я то думал, невозможно выглядеть ещё более омерзительно, - протянул, брезгливо осматривая Хидана, словно разобранного манекена. - Всё-таки возможно.
- Сдохни!- крикнула голова, тем не менее не переставая лыбиться. - Кончай смолить! Иголку в руки и вперёд! У меня аж кровь вскипела в ожидании регенерации! Ну!
Шикамару, присев на корточки, выдохнул в лицо Хидана целый клуб густого дыма.
- По-твоему, я так похож на швею из морга, чтобы тебя штопать?
- Довыёбываешься, сука! - заскрежетал зубами Хидан, теряя и без того скудные крупицы терпения.
Не особо желая продолжать беседу, чунин нагнулся к сумке, вытаскивая из бокового кармана футляр с иглами, нитками, ножницами.
- Когда возьму тебя в руки, чтобы быстро заткнулся и ни единого писка во время сшивания, - предупредил, - а то сразу выброшу в ту дыру откуда достал. Ясно?
Шика приподнял распластанное тело и прислонил его к стене. Развернувшись к голове, заметно побелел от подступившей тошноты, приподнимая её за волосы.
- Чёрт… - кончик иглы то и дело пропадал и появлялся, скрепляя капроновой нитью кожные ткани, - как же это всё отвратительно… - выл Шика, стараясь не смотреть на те участки шеи, где мышцы, свисая сырым мясом, периодически касались его пальцев.
Он сидел прямо напротив Хидана. Ноги бессмертного ему не мешали. Ног не было. Правая обрывалась на коленном сгибе, другую же оторвало в середине бедра. Левая рука висела на одних сухожилиях, болтаясь из стороны в сторону, как часть сломанной марионетки. Боковина рёбер под ней чернела обугленной плотью, на которой жжёной бумагой слоились обрывки кожи. Видимо, именно эта сторона и попала в эпицентр взрыва.
Нить в последний раз затянулась в простейший узел и после щелчка ножниц отсоединилась, оставив на шее неровный уродливый шов. Хидан минуту сидел, боясь даже провести языком по пересохшим губам. Словно в этот хрупкий промежуток времени любое, даже самое малейшее движение, навсегда могло разрушить всё то, бережно собранное. Грудная клетка впервые за столько месяцев, подрагивая, поднялась и опустилась. Относительно целая правая рука дотронулась до щеки, осторожно сползла вниз, ощупывая сшитую рану на кадыке.
- Прямо не верю... - прошептал бессмертный, продолжая изучать шов.- … Не верю, что ты засранец, ко всему прочему, ещё и ни хера не умеешь правильно шить. Это что такое? - истерично задёргался, указывая на горло. - Думаешь всё так и должно выглядеть? Да чтоб тебе жена так брюки зашила! И тебе мудаку было стыдно в них ходить!
- Любое недовольство легко решаемо, - сказал Шика, наглядно пару раз лязгнув ножницами.
- Что же, - начал чунин, когда экс-Акацуки в десятый раз уверил его, что голова пришита так, будто над ней старался сам Дзясин, - теперь, когда произошло столь трогательное воссоединение туловища с менее значимой своей частью, хочешь ли ты что-нибудь мне сказать?
- Спа.. сибо? - непонимающе протянул Хидан.
- Ту.. пица, - вторя ему, передразнил подросток, - Говори, какие там два способа тебя убить.
- Убить? В смысле, насмерть?- Шика нетерпеливо цокнул, - Ладно-ладно, без нервов. Сейчас скажу, - Хидан удобнее вытянулся, с наслаждением заложив руку за голову.
- Итак, первый способ, - без энтузиазма зевнул, - всё просто, для этого мне всего лишь нужно вслух отречься от своего бога. А потом уже можно и проткнуть колом сердце, перерезать глотку, броситься с обрыва, залезть в пещеру к биджуу или ухватить тебя за жопу. Короче, совершить любую глупость, после которой и нормальному человеку жить не долго, ибо после отречения я сразу стану самым обычным смертным.
И план Б. Я остаюсь здесь и медленно, но верно умираю в этом лесу через месяц, плюс-минус неделя. Видишь ли, поскольку Дзясин не входит в десятку самых милосердных богов и одними молитвами сыт не будет, совсем скоро он возьмёт и мою жизнь как жертвенное подношение. Так-то.
- Отрекайся. Сейчас же, - дослушав, жёстко потребовал чунин.
- Отсоси. Дзясин слишком много дал мне, чтобы я так по-крысячьи его предал. Потерпи уж несколько недель, не облезешь.
- Откуда я знаю, что ты не используешь эти недели для того, чтобы полностью восстановиться?
- Конечно, не знаешь, - негромко хохотнул Хидан, - ты же не можешь сканировать чакру, так ведь? Иначе бы понял, что в тот момент, когда ты меня так «аккуратно» зашил, я сразу потерял половину всех оставшихся сил, пустив их на деление и сращивание клеток. Мои внутренние песочные часы стремительно стекают пылью вниз. В последний раз. Больше их никто не перевернёт, чтобы запустить заново.
Шикамару расстроенно скрестил руки. Ещё целый месяц мотаться туда-сюда, проверяя яму на наличие трупа. Перспектива поганей некуда.
- Да хорош кукситься! Умирать то не тебе. Кинь лучше сигарету!- Хидан нагло широко улыбнулся. - Курение, говорят, убивает...


Последняя неделя миновала быстрее чем все прошедшие недели в жизни Шикамару.
Он вечно был чем-то занят. Подрастающее поколение сдавало экзамены на генинов. Шике бок о бок с Умино приходилось с утра до позднего вечера заполнять характеристики каждого ученика Академии, которые пригодятся им, когда ребята созреют стать чунинами.
- Да, демографический кризис Конохе точно не грозит, - устало заметил Ирука, откладывая сотую готовую характеристику в сторону. - Мне кажется, или детей с каждым годом становится всё больше? Неужели шиноби возвращаются с миссий настолько «голодными», а? Уже мерещится, что каждый ребёнок, пробегающий мимо, смутно похож на кого-нибудь из моих знакомых джонинов, даже если дитё из семьи гражданских! Дурдом!
- Дети - наше будущее, - совершенно серьёзно отозвался Нара.
Мимо штаба, оглушительно гогоча, пронёсся Конохамару с Удоном на плече. За ними, жутко ругаясь для своих лет, с куском доски в руках бежала красная от злости Моэги.
- Правда, кто знает, какой хаос нас в этом будущем ожидает, - хмыкнул, смотря на такого же улыбающегося Ируку.

На улицу вышли, когда уже было без пяти полночь. Короткое «до завтра», и оба направились в противоположные стороны. В отличие от сенсея, сильно уставшим Шика себя не чувствовал. Лишь слегка утомлённым от долгого сидения на одном месте. Не считается. Небо, словно закрытая чердачная дверь, глухо темнело над головой. Домой не тянуло. Хотя, кому из семьи сейчас туда хотелось? Отец всё чаще оставался у Иноичи под разными предлогами и явно избегал его. А когда они всё же сидели вместе за одним столом или единовременно выходили из своих комнат в коридор, Шикаку молчал либо произносил фразу не дольше, чем в два-три слова. Йошино, почему-то решив, что муж дуется именно из-за неё, тоже ничего не говорила. Так все вместе и завтракали в полной тишине.


- Тебе что, жить негде? - удивлённо спросил Хидан, когда Шика привычно спрыгнул на свое место напротив бывшего Акацуки, - уже вторую ночь подряд ко мне мотаешься.
- Я просто забочусь, чтобы мой гость сильно не скучал, - с едкой любезностью ответил Шика.
- Ах да, - Хидан нахмурился, вспоминая, - перед взрывом ты точно говорил, что это твой лес и только члены вашей семьи могут тут находиться, - недобро улыбнулся, - Так что? Я тогда считай твой родственник, раз торчу тут так охренительно долго, нэ?
- Родственник, закроешь рот, нэ?
- Такой маленький и такой колючий…
Никто не ответил.
- Что смотришь, я про репей, - Хидан нагнулся и отодрал пару острых клейких шишечек с бедра.
- Кстати, я тут вечерком ногу нашёл, - похвастался, вытянув левую пятку, - приросла даже быстрее головы. Теперь как новенькая!
- Предлагаешь мне её снова оторвать? - чунин угрожающе приподнялся.
- Скот! - выругавшись, бессмертный согнул ногу, подтягивая ближе к груди. - Хорошая моя, потерялась…теперь папочка отрыл и никому не отдаст...
Шикамару фыркнул, усаживаясь обратно. Взгляд лениво заскользил по коричневатой земляной стене вверх.
- Бесполезно, - тише, чем обычно прошептал Хидан, - там ни звёздочки, ни облачка. - помолчал и добавил. - Я, признаться, сидел тут пару часов назад и думал, что если ты не придёшь, наверно точно сдохну.
Придвинулся ближе, захрустев листьями.
- Хреново тут. А одному ещё хуже. И… - осёкся, - Ты меня слушаешь? Эй!
Подросток разлепил веки, мутным взглядом уставившись на мужчину.
- Что? - только и спросил.
- Домой иди, говорю, - бессмертный плотнее завернулся в рваньё, бывший свой плащ, и отполз. - Хотя, можешь и остаться. Я не против компании, даже твоей.
Шикамару промолчал, но не ушёл.
- Может, хотя бы огонь разведёшь? Я тебя совсем не вижу, - раздался неуверенный голос напротив.
- И что? Я тебя тоже не вижу. Для меня это скорее хорошая новость.
- Да? А вдруг я на тебя нападу, воспользовавшись темнотой? Об этом не подумал, стратег херов?
- Нападёшь? Ногу в меня кинешь? - прыснул чунин.
- Нет, метну задницей! - Хидан тоже громко заржал, хлопая себя по колену.
Шика вытащил зажигалку. Чиркнул несколько раз, но выплюнув скупые искры, огонь так и не показался.
- Блядь, - выматюгнулся Хидан, - только захотел погреться…
- Да сейчас, подожди, - подросток заползал по дну, собирая тонкие сухие ветки, - мне и искр будет достаточно. - в поисках покрутился на месте, уколол чем-то палец и вдруг со всей ясностью осознал насколько же вокруг темно.
Сидя у стены можно по памяти представить, что находится впереди и сбоку, но стоило вылезти к центру, как тут же наступала полная дезориентация. И скотина Хидан, как назло, впервые за всё время заткнулся, не выдавая голосом своё местонахождение. Бросив собранный хворост, Шика уже просто шарил руками по земле, медленно продвигаясь вперёд. Нужно дойти хотя бы до одной из стен, а потом сваливать. Хватит уже этих посиделок в яме. Действительно пора домо...
- Всё, дружок, попался.
Чунин не сразу понял, что держит его за щиколотку. Зацепился за бревно? А что тогда значит эта фраза? Бревно неожиданно сильно подтянуло его к себе, заламывая руки и наваливаясь сверху.
- Ну? До сих пор радуешься, что меня не видно? - горячо выдохнуло в лицо чунина. - А я вот не удержался, соврал. Мои глаза ночью видят не хуже кошачьих. О, Дзясин!- Хидан закатился продолжительным смехом. - Ты так уморно там ползал! Я даже сначала не поверил! Сижу себе, ни кого не трогаю, а ко мне такой подарок сам на четвереньках бежит! Затих, как удав, думаю: авось сцапаю! И вот! Засранец пойман! - бессмертный довольно потёрся щекой о плечо подростка.
Крепко ударившись затылком о плоский камень, Шика слышал только каждое второе слово. Ушиб отдавался мерзким гудением в голове и разбегался тупой болью вниз по шее. Хотелось глубоко вздохнуть, но чужой локоть позволял дышать лишь наполовину объёма лёгких.
- Слезь… - закашлялся, - … слезь с меня, мать твою!
- Может ещё помочь встать и проводить до дома? - предложил, продолжая удерживать одной рукой, другой начав шарить по телу, находя и выбрасывая в сторону спрятанные сюрикены и свёрнутые печати. Отстегнутый ремень так же улетел в темноту вместе со всеми вдетыми в него кунаями. Ладонь погладила по правой ноге, разорвала перевязь бинтов и вытащила хитро замотанный крошечный танто.
- Чёрт! Сколько же у тебя с собой всякой херни! - заругался, обнаружив ещё несколько лезвий в рукаве. - Такое количество оружия могут таскать только трусливые слабаки! Другое дело - я. Взял с собой одну косу и привет. А тут сиди, вытряхивай!
Рука в последний раз прошлась по всем карманам и складкам и удовлетворённо легла Шике на грудь.
- Ну-с, - звонко причмокнул, - с чего бы такого начать?
- Для начала убери от меня свои поганые лапы! - задавленно прошипел подросток, начиная отчаянно брыкаться.
- Ну-ка спокой…
Зубы чунина впились в холодное плечо.
- Сука! Лежи тихо, говорю! - рявкнул Хидан и мстительно нажал на болевую точку у ключицы. Шикамару ойкнул и вытянулся, со свистом втягивая воздух.
- Ты псих! - взвыл бессмертный, ощупывая плечо. - Чуть весь филей не выдрал!
Шика заплевался, пытаясь избавиться от привкуса окислившегося металла.
- Всё, сопляк! Я старался поначалу быть с детворой понежнее, но ты сам виноват. Обойдусь без прелюдий, в конце концов у меня уже со вчера колом стоит, - крепче перехватил поперёк груди. - И в этом опять же виноват ты!
Хидан рванул чунинскую жилетку на себя, перевернул парня на живот, поспешно вытряхивая его из остатков одежды. На землю со звоном упал ещё один сюрикен и лезвие проводящее чакру. Шикамару, при всей плачевности своего положения, прикусил высвободившуюся руку, чтобы не заржать в голос.
- В рот меня! Это уже даже не смешно! - Хидан затрясся в сдерживаемом смехе, отпихивая железки подальше. - Ну, мелкий, добился своего? Я уже реально боюсь тебя трахнуть! Вдруг полезу внутрь, а там капкан?
Подросток согнулся пополам, хохоча, как ненормальный.
- Вы поглядите! Я тут кончить по-человечески никак не могу, а ему смешно! - Хидан с низким рыком кинулся щекотать мальчика, хватая за дрыгающие пятки, пересчитывая пальцами рёбра и тыча в живот.
- Хватит! Хва..тит! - со слезами на глазах взмолился Шика, хватаясь за уже покалывающий от излишних эмоций бок.
Хидан тут же замер, тяжело выдыхая в шею подростка. Тонкий аромат вспотевшего под ним тела дурил голову. Бессмертный прижался сильнее к горячему мягкому мальчику. Рука зарылась в густых жёстких волосах, снимая уже ненужную резинку. Чёрные пряди свесились до смуглых плеч, и Хидан зарылся в них лицом, ощущая слабый еловый запах. Не выдержал, мягко лизнул за ухом, проведя кончиком до середины шеи, пробуя юную кожу на вкус.
Бесцветным зрением он видел отстранённое выражение лица чунина, на котором остывшими углями чернели дыры глаз. Понимая всю тщетность своей обороны, он просто лежал, даже не пытаясь отталкивать чужие руки или извиваться, отстраняясь от прикосновений.
- Что такое? Сначала пытался меня рассмешить своими фокусами с бесконечными сюрикенами, а теперь решил изобразить полено? Страшно предположить, что придумаешь дальше. Оторвёшь мне яйца и начнёшь жонглировать, да?
- Отпусти меня, - устало попросил Шика, обхватив себя за локти.
- Ты хочешь, чтобы я сейчас сделал то, о чём буду жалеть до конца своей жизни? То есть последние несколько недель?
- Тогда убей меня и уходи. Почему ты медлишь?
Бессмертный чуть отстранился, чтобы не отвлекаться на зовущий мускусный запах, исходящий от них обоих.
- А куда мне идти, Шика? Там, где я родился, я убил стольких, что количество похороненных на кладбище в два раза превосходит население самой деревни. Организация Акацуки так же уничтожена. И мне видать тоже пора, - Хидан с горечью запнулся. - Знаешь, сидя здесь я долго думал над тем, каков смысл данного мне бессмертия. Что мне искать в этой жизни? И наконец понял. Только свою могилу. - слабо потрепал чунина по макушке. - Наверно, я её уже нашёл. Глупо теперь куда-то бежать.

Хидан нагнулся и чмокнул подростка в нос.
- Можешь после ненавидеть меня ещё больше, но сегодня я не в настроении останавливаться и отпускать, Шикамару.
В подтверждение слов, без лишних сюсюканий, ладони тотчас пролезли под крепкие ягодицы и жадно начали их лапать, периодически ныряя между ними, бесстыже ощупывая всё внутри. Указательный палец, словно играя, надавливал на плотно сжатую звёздочку мышц без попыток проникнуть. Просто проверяя на тугость. Шика ёрзал и прогибался, но руки, не отпуская, продолжали его тискать. В живот, словно рукоять катаны, упирался твёрдый мокрый член Хидана, покрытый синими взбухшими венами из-за долгого ожидания, а под лопатками пощипывал высыхающий пот.
- Думаю, возникнут проблемы, - изменившимся от возбуждения голосом прохрипел Хидан, - мне в тебя и мизинец не пропихнуть, что уж говорить о более крупных частях тела. Чёрт… - случайно дотронувшись головкой до паха чунина.
Мужчину скрутило в сладком спазме:
- Не обещаю, что тебе понравиться. Ничего не обещаю.
Перехватив парня под колени, Хидан подтянул его ещё ближе, закидывая одну ногу себе на плечо. Закинул бы и вторую, но отсутствие правой ноги давало о себе знать, он бы попросту потерял равновесие. Шика дико забился на полу. Хлопнул лодыжкой по плечу, заново вскрывая на нём свой укус. Бессмертный заскулил, но сдачи почему-то не отвесил. Без слов собрал пальцами выступившую кровь и провел ими между ног чунина.
- Ты... ты что делаешь?! - взвился Шикамару, наблюдая, как Хидан обмазывает кровью и свой член. - Ещё один из твоих грёбанных ритуалов? Сектант чокнутый!
- Да заткнись! Я тебе одолжение делаю, кретин! Нехрен орать! - заткнул и, выдавив из раны ещё чуть-чуть, снова обмазал алым крохотную дырочку. - Слюна испарится ещё до того как я пропихнусь хотя бы наполовину. Кровь в этом отношении более жирная и высохнет позже.
Нара так сморщился, будто его вот-вот вырвет.
- Ну, нижайше извиняюсь, что не припас цветочных масел для вашей холёной атласной задницы, Шикамару-сама! - во все зубы скалился Хидан, разводя ноги подростка шире. - Как выходец и простого народа, за не имением сего, увы, привык трахаться всухую! - пристроился, быстро разминая проход пальцами. - Привыкнуть к чему настоятельно советую и вам!
Хидан, закрыв глаза, плавно толкнулся вперёд. Не услышав под собой даже писка, удивлённо открыл их, всматриваясь в мальчика. Шика приоткрыв рот, от боли, казалось, забыл как нужно кричать. Воздух застрял где-то в трахее, и тромб вопля никак не выходил наружу. Бессмертный еле сдерживал себя от того, чтобы не забиться глубже. Он начал поступательно массировать окаменевшие бёдра и напряжённые втянутые ягодицы. Приобнял, вбирая и посасывая левый сосок, языком ощущая тяжелые удары всполошённого сердца.
- Сейчас пройдёт, - шептал прямо в губы, влажно проникая в рот и выходя обратно.- Честно, мне не лучше. Я наверно сейчас взорвусь на ещё более мелкие кусочки, чем в прошлый раз.

Мышцы под пальцами потеплели и постепенно размякли. Хидан, шумно дыша, согнулся и втолкнул внутрь последние дюймы. Низ живота будто обдало раскалённым металлом, выжигая улыбку облегчения на губах. Его плоть тугим горячим бархатом нежно обхватило со всех сторон, то упруго затягивая дальше, то, когда Шика напрягался, настойчиво выталкивая назад.
Прижавшись лбом ко лбу чунина, не моргая, чтобы не пропустить не малейшего изменения в мимике мальчика, Хидан наконец отпустил себя.
Бёдра дрогнули, как перед стартом в стометровку, и бешено забились в узкую горячую глубь. Опустив руки на маленький, то и дело пытающийся соскочить зад, Хидан вдавливал его ещё ниже, заполняя собой чуть ли не до горла. Шика метался под первым мужчиной, покрасневший, в лихорадке, блестящий и скользкий в чешуе испарины. Подростка, казалось, порвало и вывернуло нервами наружу. Оголившиеся фрагменты паутины сковывающие его на протяжении стольких лет, вибрируя, дрожали, когда Хидан с хлопком выходил, и рвались в клочья, при новом глубоком возвращении. Что-то отпускало. То самое, что мучило по утрам. То самое, от чего в ужасе хотелось забиться в угол. Шика чувствовал тепло скользящее по сухому льду у него в груди, огонь вливающийся в спящие воды его крови. Небо не спеша светлело, и он больше не был единственным, кто в него смотрит.
Хидан широко открытыми глазами следил за всеми метаморфозами, происходящими с парнем. Скрипя зубами, мужчина осознавал, что вместо облегчения, чувствует, как возбуждение растёт почти беспощадно по отношению к нему.
Сначала всхлипывая от боли, немощно отбиваясь, Шика боялся даже разогнуть сведённые ноги, чтобы не сделать себе ещё хуже. Бессмертный пытался сдерживаться, но все его попытки летели к чертям. Стоило войти, как не оставалось совершенно никаких сил не натянуть мальчишку до его нового крика. Хидан, словно извиняясь, мелко зацеловывал нежные щёки и обкусанные губы, но темпа не снижал.

А потом всё резко изменилось. Мужчина начал чувствовать отдачу. Робкую, почти незаметную, но всё же! Минор боли из уст плавно перетёк в томные выдохи, а после и вовсе в однозначные стоны. Шикамару неожиданно сильно стиснул его бока ногами и поддался навстречу. Хидана качнуло от удовольствия и притянуло назад настойчивыми руками, сомкнувшимися у него на шее. Горячий рот, не спрося ласками разрешения, плотно накрыл холодные губы, немедленно сливаясь слюной, сплетаясь языками. Шика встал на колени. Придерживаясь за крепкие плечи, приподнялся и слез с члена, развернувшись к бессмертному спиной, снова направил его внутрь, толчками насаживаясь и потирая шёлковыми ягодицами по взмокшему животу мужчины. На поверхность выплыл одновременный парный стон.
Хидан заворожённо смотрел на гладкую гибкую спину. Она мерцала, как запотевшее стекло, на котором можно написать своё имя. Мягко обнял его сзади, обвёл большим пальцем впадинку пупка, от которого вниз вела тонкая дорожка нежных волосков, указывая правильное направление. Ладонь легла на нежный нераскрытый, словно бутон лилии, пенис подростка. Мужчине казалось, что поднеси он руку к глазам, то заметит пыльцу на кончиках ногтей. Стоило провести мизинцем по уздечке, как он сразу затрепетал и ожил. Подушечки пальцев защипало от дрожащей пульсации наливающегося кровью, растущего ствола. Хидан, чувствуя скорый финиш, быстро задвигал рукой. Шика замер и задрожал, накрыв его руку своей. Не удерживая и не помогая, просто положил, будто боясь, что ладонь его отпустит. В горле мужчины резко пересохло, таз конвульсивно задёргался, вырывая последние крохи перед оргазмом… Вот оно!
- Ох...ближе! - взвыл Хидан, втискиваясь в Шикамару так, что между телами не осталось промежутка даже для вдоха. Жар накрыл двоих как изнутри, так и снаружи, остыв, капая густым белым семенем с пальцев бессмертного, и вытекая вниз по ногам из чунина.
Тени вокруг посерели и растаяли. Утро опять прогнало ночь, вынося из мрака в свет два еле живых тела.

@темы: семью Шикамару, Шикамару, Хидан/Шикамару, R и выше!, фанфики, яой

Комментарии
2011-12-14 в 15:01 

Кууул!!! R-ка удалась на славу!!!
Sinoli-dano

URL
2011-12-14 в 17:45 

Inoty
волшебная падлочка
Гость, да, рукоплескания автору)

   

Сообщество ленивых имени Нара Шикамару

главная