15:41 

+SeAmnI+
Повод без вина — это страдание, вино без повода — пьянство.
Название: А мы не ангелы, парень.
Автор: SeAmnI
Бета:Aly Killer
Часть:2
Фэндом: Наруто
Пэйринг: Какаши/Ирука, Какаши/Шикамару, намек на Асума/Шикамару
Рейтинг:NC-17
Размер:Миди
Категория: яой
Состояние:Закончен
Жанр: Ангст, deathfic, AU, кое-где songfic.
Саммари: Если вдруг все пойдет не так, крепче сжимай свой кулак, чувак, используй любые возможности сломать иллюзию защищенности...
Дисклеймер: Я их не имею, но я могу сделать, чтобы они имели друг друга)В фике использованы материалы группы "Lumen"
Размещение: Где хотите, только предупреждайте)
Предупреждение:ООС, нецензурная лексика, смерть персонажа
От автора: Да знаю я, что ООС, знаю, что мата много... Но мат - стилизация, тут необходимая. Так что прошу простить.

^_^ Октябрь, 3.
Очередной бар был маленьким и темным, в воздухе витал удушливый чад сигаретного дыма, такой плотный, что все предметы и люди виделись слегка расплывчато.
Какаши обвел помещение безразличным взглядом и, отыскав глазами практически единственное свободное место – у небольшой сцены, направился туда; ему было совершенно все равно, где сидеть. На сцене, ежась и тушуясь, настаивалась какая-то группка; Хатаке посмотрел на них лишь мельком, не заостряя внимания.
Он заказал себе какой-то коктейль, затянулся сигаретой и поморщился. Во-первых, давало знать о себе больное горло, и затяжка отозвалась в нем глухим нытьем. Во-вторых, группа, наконец, настроилась, и со сцены полетел неблагозвучный тяжелый грохот, вполне, впрочем, соответствующий обстановке бара.
Откуда ни возьмись тут же возникла пара дешевеньких шлюшек, затем – барыга, торгующий ЛСД и амфитамином. Какаши отказался и от услуг изрядно обтрепанных «жриц любви», и от сомнительной перспективы жрать вставляющую химию.
Допив содержимое своего стакана, он всерьез начал задумываться о том, чтобы пересесть за стол к картежникам. Долбежка со сцены неслась слишком громко. Тут было два варианта: либо настолько бездарно играла группа, либо инструменты заведение имело говенные. Впрочем, и в том и в другом случае благозвучней какофония не становилась.
Однако первые аккорды одной из песен, начавшейся как-то незаметно, заставили Хатаке пересмотреть свое мнение… По мере того, как лилась мелодия, Какаши выглядел все более заинтересованным, весь превратившись в слух. Тупая, ноющая тоска, безысходность, все то, что он так старательно запихивал поглубже в собственную душу, - все это сейчас словно вытекало из-под пальцев гитариста.
Потом вступление кончилось, и вокалист – растрепанный шатен с двумя татуировками на щеках, начал практически проговаривать текст, играя мелькающей на губах отрешенной ухмылкой, в разрезе которой посверкивал острый клык.
Хатаке рассматривал его внимательно, стараясь не пропустить ни одного слова, которое слышал:
- Я слышу, как в ночи устали серые дома…
Им стало слишком тесно,
Они так много знают... – На этой строчке парень понизил голос до шепота, и к сцене немедленно подтянулась парочка девушек.
- За стенкой в тишине один и тот же крик.
И в сотый раз по кругу кому-то повторяют… - Вокалист повернулся вбок и замолчал, чуть склонив кудлатую голову. А запел гитарист, почти касаясь губами своего микрофона, словно целуя. Нежно перебирая пальцами струны.
- Дыши...
Дыши...
Дыши...
Дыши... – Он пел тихо, почти шепотом, но мужчина слышал, слушал, жадно ловя малейшее изменение голоса. И по этим изменениям становилось понятно, что автор песни – вовсе не вокалист.
- Ненадежные стены панельных строений
Впитали в себя вкус побед и поражений
И харкнули это из себя наружу –
Прямо мне в душу, прямо тебе в душу, - речитативно подхватил фронтмен, подтянув к сцене еще несколько заинтересовавшихся, на этот раз – не только женского пола.
- Никуда не убежать от соседского уха,
Но оно, поверь, будет безнадежно глухо,
Когда над тобой начнут колдовать,
И кто-то тебе будет повторять и повторять…
- Дыши... – Снова вступил, шепча, гитарист.
- Дыши... – Постепенно голос обретал силу.
-…Дыши... – Перерастая в…
- ДЫШИ!!! – Плеснула в сизом дымном воздухе черная грива, и, словно в подтверждение последнего, поистине отчаянного вопля-рыка, взорвалась ревом гитара.
- Я ничего не слышу.
Я затыкаю уши.
Я ничего не знаю.
И мне никто не нужен. – продолжал гитарист, теперь уже тоже переходя на речитативную форму, повторяя четверостишье раз за разом. Все это время его лица видно не было, его занавешивали смоляные пряди, почти как у Ируки, только чернее ночи. И в этот раз настолько безнадежным был звук гитары, что мужчина инстинктивно понял – автор песни испытал что-то схожее с тем, что случилось с ним самим.
-ДЫШИ!!! – Исступленно орал парень, разбивая в кровь пальцы. Он играл без медиатора.
Какаши подошел к сцене ближе и ухватил за локоть какую-то девчонку.
- Знаешь его? – Кивок в сторону закончившего песню черноволосого.
- Киба… – Восторженно-сопливо протянула нимфетка, указывая на широко улыбающегося вокалера.
- Нет, вон тот.
- Аааа, - пренебрежительно отозвалась она, - это Шика. Шикамару.

^_^
- Шикамару… - Задумчиво повторил Какаши, рассеянно наблюдая, как группа уступает место следующим выступающим.
Отойдя к стойке, он взял себе еще выпивки и пачку сигарет. Музыканты рассеялись по залу; местоположения гитариста Хатаке не различал из-за чадной полутьмы, зато видел Кибу – в компании темненького барабанщика с роскошной гривой умопомрачительной длины. С ними была и симпатичная девушка-басистка. У нее имелся только один недостаток – она была женщиной. Да еще и блондинкой. Какаши не любил ни первых, ни вторых.
Двинувшись по залу, мужчина лениво высматривал гитариста неизвестной группы, не зная, зачем делает это. Может, потому, что сам хотел кричать кому-то: «дыши, пожалуйста, только дыши…»
Шикамару сидел в углу, одну за другой вливая в себя лошадиные дозы спиртного.
- Можно?
- Валяй. – Безразлично кивнул. Теперь Какаши мог рассмотреть его как следует. Смоляные волосы падали до плеч, заправленные назад, за уши. У него были живые глаза с тяжелыми веками, словно обведенные под низом болезненно-синюшными мешками.
«Неудивительно, что он не нравится девушкам…»
Кожа его была очень белой, а потому резко выделялись на фоне черной крышки стола длинные, нервные музыкальные пальцы с обломанными ногтями. Футболка-сетка размера на два обвисала на костлявом теле. Мечта наркодельца.
Шикамару молчал, сосредоточенно опустошая банку с какой-то химической дрянью.
Хатаке молчал тоже, откровенно пялясь на блестящие сталью проколотые соски под сеткой.
- Че надо? – Наконец соизволил спросить парень, буравя Какаши черными глазами.
- Что ты знаешь о смерти? – Без обиняков спросил мужчина, открыто встретив внимательный, не смотря на изрядный градус, взгляд.
- О смерти? Ебал я ее. – Шикамару ухмыльнулся и без разрешения сцапал со стола «кэмэл», принадлежащий Хатаке. Тот недовольно дернул бровью, но промолчал.
- Ты написал ту песню?
- Я вообще-то музыку пишу, - внезапно развеселился парень, выдувая за одну затяжку полсигареты.
- Эта. Песня. Последняя. – терпеливо повторил Какаши, - ты написал ее?
- Ну да, и че? – Вяло, явно теряя всякий интерес и к разговору, и к самому Хатаке, протянул Шикамару.
- Ты видел смерть, верно? Или, по крайней мере, что-то очень похожее.
Гитарист слегка сузил глаза.
- Ты, блядь, тряпку с рыла сними сначала, а потом уже умные вопросы задавай. Я не знаю тебя, и не очень жажду. Так что просто отъебись от меня, и все.
Он, пошатываясь, поднялся из-за стола.
Мужчина проводил его заинтересованным взглядом до самого стола одногруппников.
Усмехнулся собственным мыслям и, расплатившись, направился к выходу.

^_^ Октябрь, 8.
По городу лил дождь, сильный и злой. Как будто бы специально.
Какаши, ежась, поднял ворот своего ставшего бурым от напитавших ткань капель, плаща. Так вода хотя бы не заливалась жидким льдом за шиворот.
Особенно крупная капля с шипением приземлилась на кончик сигареты, и Хатаке громко выругался. Кинул быстрый косой взгляд на овальную эмальку с фотографией Ируки. Тот улыбался.
- Тепленько тебе там лежать, а мне под этим дождем хреновым мокнуть… - Пробормотал себе под нос мужчина, ладонями защищая от посягательств небесной мочи слабенький огонек зажигалки. Подкурил, снова поежился, ковыряя носком дорогого лакированного ботинка размокшую почву.
Сегодня на кладбище было тихо, даже не переговаривались хриплыми голосами вороны. И пусто. В такой дождь все сидели по тепленьким квартирам.
Хатаке рассеянно провел пальцем по черной оградке, на которой сидел, оставляя на мокрой поверхности легкий след.
«Нужно Асуму проведать… И Хаяте…»
Мужчина тяжело поднялся.
- Еще зайду, - кинул через плечо. Не обернулся, спиной чувствуя, как укоризненно потускнела улыбка на фотографии.
Было сложно не утопить в грязи ботинок и не испачкать брюк. Какаши шипел сквозь зубы, лавируя между глубокими лужами, так и норовящими влезть под ноги.
Могила Асумы находилась ближе, и Какаши, погруженный в собственные невеселые мысли, не сразу заметил сгорбленный силуэт, размытый пеленой дождя. Хатаке слегка прищурился, силясь разглядеть, кто это. Куренай? Или, может, Генма приперся? Первый вариант отпал почти сразу – фигура была мужской. Поколебавшись, Какаши отбросил и второй: низковат для Ширануи.
Поравнявшись с памятником, Хатаке молча остановился рядом с Шикамару. На сей раз, волосы того были стянуты в тугой хвост на затылке, а майка сеткой полускрывалась под полосатой толстовкой. Парень хмуро пялился в пространство перед собой, позволяя каплям свободно стекать по лицу, собираясь у подбородка. Какаши молча встал рядом, в который раз перечитывая короткую неумолимую надпись на сером могильном камне.
Они тогда организовывали похороны сами.
« Ты ушел за миг. А боль осталась навсегда.» - Так попросила Куренай. Выбито было красиво, только позолота букв кое-где потерлась.
- Есть подвижки в занятиях сексом со смертью? – Иронично вопросил Хатаке.
Шикамару медленно повернул голову.
- Вы кто?
- Это важно?
Парень что-то буркнул и нахохлился, поудобнее расположив руки в карманах.
- Ты его знал? – Оба прекрасно понимали, о ком идет речь.
- Знал. – Коротко огрызнулся Шикамару, обрывая могущие последовать расспросы.
- Чего ты такой злой? – Дружелюбно поинтересовался Какаши, - раз уж мы пришли сюда, к своим мертвым, одновременно, да еще и в такую погоду, может, стоит помянуть их?
- Может, и стоит, только я все деньги проебал… - Невесело усмехнулся юноша; сейчас он был именно юношей, грустным подростком.
- Пошли, я угощаю.
Шикамару метнул в него острый взгляд.
- Ты все еще не сказал, кто ты такой. И сколько я тебе буду должен.

^_^
- Просто когда он умер, я фактически остался один. – Шикамару взболтал оставшееся на донышке мартини, задумчиво наблюдая за поднявшимися кверху пузырьками.
- А отец?
- Ебаный алкаш. – Отрубил парень, - я сейчас живу у Неджи… Ума не приложу, что дальше делать буду.
«Заменял отца, значит… Ох, Асума, многого же мы не знали…»
- На похоронах я тебя не видел, - заметил Какаши, протягивая Шикамару сигареты. Тот взял сразу три штуки, ни разу не церемонясь.
- Мне влом объяснять, почему я там не был. – тут же ощетинился парень, - у меня были свои причины, чтобы туда не приходить, блядь.
- Ладно, ладно, - успокаивающе поднял ладони Хатаке.
Шикамару поцокал языком, выпуская вверх несколько красивых колечек дыма.
- Он научил?
- Да. А ты приходил к нему?
- Вообще, я приходил к тому человеку, кого всю жизнь пользовал – сначала морально, а потом и физически.
Шика понимающе хмыкнул.
- Извиняешься?
- Теперь не извиниться уже… - Больно, горько, но – правда. – да и не простил бы он меня…
- Он? – Парень удивленно приподнял брови.
- Брезгуешь… - Это не было вопросом, было утверждением.
Шика не ответил, только выпустил еще одну порцию колец.
- Мне кажется, я уже видел тебя раньше, - задумчиво проговорил он наконец.
Какаши издал короткий лающий смешок.
- О да. Мы встречались с тобой прежде. На последнем концерте.
- Ояебу, - Шикамару сморщил нос, силясь вспомнить, - я налакался в тот раз.
- Ты был очень убедителен, - улыбнулся Хатаке, щелкая пальцами, чтобы принесли счет.
- Прости, если я тебя послал, - покаянно вздохнул парень, - я становлюсь полным уебком… Я отдам тебе деньги, как только смогу.
- Успокойся. Считай, что я угощал. Кстати, если твой приятель выгонит тебя, позвони. – Мужчина бросил на стол визитку.
- Не изнасилуешь? – Окликнул напоследок Шика.
Какаши усмехнулся и широким шагом направился к выходу, по пути набрасывая плащ.
- Это уж как получится, - хмыкнул он себе под нос.

^_^ Октябрь, 17.
- Тварь… - Какаши в сердцах пнул колесо своей машины. Сегодня не везло с самого утра: сначала не завелось авто, из-за которого Хатаке опоздал на работу. Потом попался очень привередливый клиент, весь день гонявший Какаши по городу, заставив пропустить обеденный перерыв. В результате, покупателю не понравилось ничего, и Хатаке лишили премии.
А сейчас на лавке под домом мужчина узрел Генму. В голове молниеносно начали складываться сотни вариантов, как бы проникнуть в подъезд, не привлекая его внимания. Общаться со стопроцентно пьяным Ширануи Какаши не хотелось.
Впрочем, особо сложным это не представлялось, потому как Генма дремал, уронив голову на грудь… Если бы не раздавшийся в тишине двора звонок мобильника, когда Хатаке уже практически шмыгнул в подъезд.
Ширануи поднял голову.
Какаши матюгнулся.
Поднес трубку к уху.
Шикамару.
- Ты… Это… Здорово. Узнал?
- Еще бы.
- Блядь, слушай… Ты говорил позвонить, если Неджи… Ну…
- Я понял. Тебя забрать?
- Ээээ…
- Где ты?..
… Хатаке повесил трубку и вымученно улыбнулся подошедшему Генме. Последовало рукопожатие.
- Послушай… Мне только что позвони, нужно кое-кого забрать.
- Я с тобой, - мгновенно среагировал Ширануи, тяжело и медленно моргая. Речь его, как всегда, было невнятной из-за зажатого в зубах сенбона, который Генма как-то умудрялся не терять даже в самом невменяемом состоянии.
Какаши скрипнул зубами.
- Мать твою, Генма, если тебе нужны деньги…
- Ннэ… - Встряхнул пегой башкой, фокусируя взгляд, - я… У Хаяте… День смерти.
- Прости.
- Ты забыл?
- Нет, просто… - «Дьявол!»
- Сволочь… - Генма снова мотну головой, - сволочь ты, Хатаке-сан.
Он зло усмехнулся и, плюнув Какаши под ноги, пошатываясь и ссутулившись, направился прочь.
Хатаке еще долго стоял, опустив взгляд. И только когда Ширануи скрылся за углом дома, позволил себе накрыть ладонью лоб, впиваясь пальцами в волосы.

^_^
Шикамару курил какую-то дешевую дрянь, стоя на остановке. Он явно мерз в своей хлипенькой толстовке и периодически передергивал плечами. Редкие в этот час прохожие пробегали по парню взглядом и отворачивались: фриков здесь итак хватало, и Шика был далеко не самым странным из них.
Какаши вышел из машины, и парень тут же его заметил, однако подходить не спешил, с наслаждением выдувая последние затяжки вонючего дыма.
- Франт, мать твою… - Усмехнулся Хатаке, понимая, что испорченное настроение понемногу поднимается.
- Дароф. – Шикамару приветственно вскинул ладонь, - прости, что заебываю тебя…
Мужчина поморщился и махнул рукой, обрывая неуклюжий церемониал. Шика понимающе – и с явным облегчением – заткнулся, доставая очередную сигарету.
- Это вредно для здоровья, - съехидничал Какаши.
- Мне похуй. – Взгляд парня при этих словах был так тяжел, что шутить совершенно расхотелось.
Хатаке вздохнул и почесал бровь.
- Тебя в гостиницу отвезти?
- Я хочу выпить. – Уже садясь в машину.
- Не кури в салоне, мать твою! – Раздраженно бросил мужчина, захлопывая за собой дверцу со стороны водительского сидения.
Шика ощерился, намереваясь ляпнуть что-нибудь едкое, но потом, видимо, передумал. Свою смердящую дешевенькую сигарету он, впрочем, не выбросил, а только открыл окно.
Какаши смолчал и на этот раз. Он просто поражался собственному терпению. И откуда Асума только выкопал этого дьяволенка?..

^_^
- Зачетная хата, - заключил Шикамару, скидывая свои драные кеды в уголке прихожей и оценивающе осматриваясь.
Какаши не смог удержаться от самодовольного хмыканья.
- Иди руки помой.
- Мне влом.
- Так. Ты у меня в квартире, а значит…
- Вот отстой, - перебил Шика, - курить-то можно?
- Кури, - Милостиво разрешил Хатаке.
«Опять куришь в кухне?.. Хотя бы окно открой…»
- Ты только окно открой, хорошо?
- Мендоксе…
- Чего-чего?..
- Ничего, - буркнул парень, еле-еле намыливая ладони, - у тебя зажигалка есть? А то у меня кончилась, блин.
- Есть. В кухне, на столе.
Какаши пошел в комнату и, стянув с себя свитер, выудил из наваленной в мягком кресле кучи домашнюю майку-алкоголичку.
- Ебучая хуйня!!! – Дурным голосом заверещал Шикамару, заставив Хатаке подскочить.
Мужчина нахмурился и поспешил туда, на ходу просовывая руку в дырку рукава.
- Что у тебя за факин зажигалка?! – У Шики была здорово подпалена выбившаяся из пучка прядь, ресницы и брови.
Какаши бессовестно заржал.
Парень надулся.
- Смотреть надо на рычажок, мать твою!
- Пошел ты!
- Ты похож на воробья после взрыва.
- Урод.
- Знаю, мать твою, знаю…

^_^
Шикамару сосредоточенно обозревал бар, выбирая себе напиток.
У Какаши было много спиртного, но парень, видимо, привык к дешевому портвейну и пиву, кои мужчина не пил.
Узрев бутылку с более или менее знакомым названием, Шика со счастливым видом выудил ее из холодильника: это был виски.
Окно он, конечно же, не открыл, и помещение постепенно наполнялось дымом от его сигарет из неочищенного табака.
- Я же просил…
- Ну, блядь, разве я должен все помнить?
- Мать твою! – Но сам Какаши, естественно даже пальцем не двинул.
Парень скорчил Хатаке рожу и отвернулся, занявшись наглой ревизией холодильника.
Какаши покачал головой и плюхнулся на скамейку.
- Расскажи мне о том человеке, - пробубнил Шика, умудряясь при этом пихать за щеку жареную картошку и параллельно жевать, - с которым ты жил.
- Ирука… - Выдохнул мужчина, закрывая глаза и стягивая маску на подбородок, чтобы покурить.
- Ирука, - протянул парень, с неимоверной скоростью поглощая найденную им булку, - Асума рассказывал про него. И про тебя рассказывал, как ты его трахаешь.
Он коротко, лающе хохотнул.
- Это уже тебя не касается, мать твою, - голос Какаши стал опасно тихим.
- Не кипятись, - пошел на попятную парень, садясь рядом, - у тебя есть стаканы?
- Да, там, в шкафу.
- Слушай, - Шикамару глянул прямо в глаза, умоляюще, совсем по-детски, - можно я у тебя пару дней перекантуюсь?..

^_^ Октябрь, 18.
Будильник зазвонил так резко и так громко, что Какаши подскочил. Оказалось, что мерзкий аппарат упал на постель и теперь трезвонил под ухом.
- Мать твою… - Хатаке осторожно выдохнул и покачал головой, накрывая кнопку будильника ладонью.
На полу дрых Шикамару; ложиться на кровать он не пожелал, и Какаши чуть не наступил ему на руку.
Мужчина задумчиво взглянул на него и потыкал ногой. Шика всхрапнул и повернулся к Хатаке задницей.
Какаши поднял бровь. Пихнул его снова.
- Эй, мне на работу пора, тебя закрывать?
Парень разлепил глаза и широко зевнул.
- Пасть не порви, - насмешливо посоветовал Хатаке.
- Иди в… заааад… - Последовал еще один зевок, и Шика потянулся всем своим тощим костлявым телом.
Какаши вероломно зажег свет.
- Охуеееел… - Умоляюще простонал Шикамару и спрятал лицо под подушкой.
Хатаке же ушел в ванную. Побрился, пару раз чуть не поцарапавшись. Утром всегда получалось плохо.
- Еще раз спрашиваю, - вернувшись, мужчина занялся завязываньем галстука, - тебя запирать здесь?
Шика, уже было задремавший под подушкой, встрепенулся и сел на импровизированной постели, потешно щурясь.
- Мне в колледж через два часа… - Он сосредоточенно нахмурил брови, стараясь на ощупь отыскать в кармане лежащих рядом джинсов сигареты.
Какаши накинул пиджак и натянул маску. Потер подбородок, размышляя.
- Ладно, - наконец решил он, - я оставлю тебе ключи, приду поздно, так что, думаю, ты уже вернешься. Но запомни, парень, если ты попытаешься хоть что-нибудь украсть… - Тут мужчина оборвался и сменил тон на оживленный, - впрочем, красть тут все равно нечего.

^_^
На работе в этот день было весело; праздновали день рождения одной из сотрудниц. Отметили на славу, вся мужская половина работников насладилась бесплатным стриптизом со стороны половины женской.
Какаши взаимовыгодно трахнулся с симпатичной новенькой, показавшей себя в очень неплохом качестве. Ее ждало повышение.
В общем, настроение у Хатаке было вполне ничего. Насвистывая под нос незатейливую песенку, он поднялся на свой этаж. Пошарил в кармане, выискивая ключи. Ругнулся, вспомнив, что оставил их у Шикамару. Позвонил. Это было очень непривычно – звонить в дверь собственной квартиры. Чем-то напомнило жизнь в их старом доме, когда приходилось полтора часа ждать, прежде чем Ирука разлепит свои прекрасные очи и соизволит открыть.
Какаши подождал некоторое время, побарабанил, но в душу уже закралось нехорошее предчувствие.
Из квартиры не доносилось ни единого звука.
- Мать твою… - Прошипел Хатаке, доставая мобильник.
В трубке потянулись длинные гудки. На скулах мужчины заходили желваки, не видные, впрочем, под маской.
- Алле, - пропищал высокий девичий голосок.
- Могу я услышать Шикамару? – Стараясь сохранить остатки вежливости, процедил Какаши.
- А… Он в ванной, - она запнулась, - блюет.
Хатаке вдавил кнопку отбоя так сильно, что экран телефона пошел пятнами. Сложно передать, какие мысли крутились сейчас у него в голове, ибо все они были нецензурными.
- Идиот малолетний… - Наконец прошипел мужчина сквозь стиснутые зубы, - ненавижу…
Он осторожно втянул в себя воздух, стараясь успокоиться. Достал сигарету.
- Интересно, был ли он в колледже? – Усмехнулся, - теперь остается либо ждать, либо ехать за ним.

^_^
Потеряв колоссальное количество нервных клеток, Какаши все-таки смог выяснить, где находится Шикамару.
Приехав на место, Хатаке мрачно обозрел покосившийся обшарпанный барак и зло сплюнул.
Изнутри доносились пьяные вопли, какая-то музыка, стоны… Но идти туда в планы мужчины не входило: Шикамару должен был скоро выйти.
Да он и вышел. Вернее, его вынесли. Весь бледный, с закатывающимися глазами; Какаши в какой-то момент даже пожалел его.
- Он готов, - знаковый уже Хатаке Киба улыбнулся, - давно уже так не напивался. Вы его заберете?
- Нет, я заберу у него ключи от моей квартиры. – Безжалостно отрубил мужчина.
На лице Кибы отразился неподдельный ужас.
- Пожалуйста, заберите его! Он нас уже так… В смысле, ему сейчас уход нужен, а мы в таких условиях…
- Ладно, - Какаши поджал губы, - грузите его на заднее сидение.

^_^
Кое-как дотащив пьянчугу до квартиры, Какаши свалил парня в ванную и, набрав холодной воды, окатил с растрепанной головы до грязных кедов.
Шикамару моментально стало лучше.
Мучительно закашлявшись, Шика сел, дрожащими руками хватаясь за эмалированные борта.
- Оклемался чуток? – Губы под маской еле шевелились.
Парень не ответил; его вывернуло, другое дело, что рвать было нечем.
- Пей, - Хатаке протянул ему кружку с водой.
Шикамару помотал головой.
- Пей, - зарычал мужчина, впихивая ему чашку.
Шика послушно отпил глоток, неимоверно трясясь.
- Прости, - выдохнул он, поднимая на Какаши глаза.
Хатаке посмотрел на него, тяжело выдохнул.
- Черт с тобой. – Весь гнев испарился, его сменила усталость, - скажи спасибо своим друзьям.
- Не уходи… - Парень судорожно вцепился Какаши в руку, - блядь, пожалуйста…
- Мне с тобой еще и нянчиться, мать твою? – Проворчал Хатаке, но в его голосе уже сквозили совсем другие нотки, нежели прежде.
- Как хочешь, - лицо Шикамару приобрело всегдашнее пофигистическое выражение, - как получше станет – съебусь, не буду тебе нервы трахать больше.
- Вперед и с песней, - Какаши усмехнулся, - проблюйся сначала.
- Сука ты. Сука!
Хатаке резко выпростал вперед руку и сдавил парню горло. Шика захрипел, безуспешно пытаясь отнять от себя сжавшиеся пальцы.
-Ты никому не нужен, придурок. Никто не захочет видеть тебя в своем пространстве, даже твои друзья. Так пользуйся же тем, что тебе настолько повезло, мать твою!!
Он отпустил Шикамару, отвернулся, выуживая пачку. Парень трясся, судорожно глотая открывшийся воздух.
Немного отдышавшись, Шика вылез, оставляя на кафельном полу грязные от подошв лужи. Чуть не поцеловавшись с дверью, схватился за край ванной.
- Дай сигарету.
Какаши подкурил ему, про себя удивляясь выносливости молодого организма. Только что умирал, а теперь уже курит.
Шикамару молча пошлепал в комнату, моча пол.
Хатаке, подождав некоторое время, отправился следом.
Парень сидел, подобрав под себя ноги, на кровати, совершенно голый. Рядом валялась скомканная одежда, на куче которой триумфально возвышались кеды, истекающие грязной водой. Блестели в отсветах тлеющей сигареты штанги в сосках.
Какаши подошел к постели и, склонив голову на бок, некоторое время наблюдал, как парень пускает дым через нос.
- Трахни меня, - тихо проговорил он, глядя прямо перед собой, - пожалуйста, трахни меня, блядь…
Он развернулся на кровати, становясь на локти и колени. Мокрый, тощий, грязный, насквозь пропахший шмалью. Желанный, гибкий, томный, единственный в своем роде…
«Раз предлагают, чего отказываться?..» - Справедливо рассудил Хатаке, пристраиваясь сзади и проводя пальцем вдоль выпирающих позвонков хребта.
Парень достал очередную сигарету и положил пачку между локтей.
Повилял задницей, разводя ноги пошире.
- Скажи, что хочешь меня.
- Я хочу тебя, - послушно согласился Какаши, расстегивая брюки. Зарылся пятерней в жесткие, как мочало, завязанные в пучок патлы и потянул на себя, вынуждая Шикамару сильнее прогнуться в спине.
Хатаке ввел в него палец и со смесью удивления и удовлетворения понял, что Шика в растяжке не нуждается. Тот, как бы подтверждая, промычал что-то нечленораздельное.
Не став терять время, мужчина смял в ладони его горячую плоть; Шикамару зашипел, затягиваясь.
Какаши толкнулся в него резко, властно, сразу входя почти до половины. В первый момент парень сжался, привыкая, а потом отпустил, расслабился, поудобнее становясь на локти. Хатаке не церемонился, почти сразу начав двигаться быстро, по-хозяйски. Мысли разом покинули ненужное теперь пространство черепной коробки, пользуясь тем животным кайфом, который давал отдых усталому мозгу, разливаясь по телу.
И каким же наслаждением было снова, наконец, ощутить горячую влажную тесноту, такую, какой нет ни у одной женщины мира…
Мужчина вцепился в тощие бедра, оставляя на белой коже наливающиеся кровью гематомы. Шика дернулся.
- Осторожней, блядь… - Выдохнул он, заменяя рвущийся из груди стон облачком дыма.
- М…мать твою… Шика…мару… - Какаши до крови кусал губу, до тошноты пошло скрипела под ними кровать. Он чувствовал, что скоро конец, а потому почти не контролировал себя, заставляя парня до хруста в суставах сжимать пальцами шелковую простыню.
- Сукабля… - Процедил Шика, подаваясь назад.
Это стало последней каплей – Хатаке кончил, сотрясаясь в конвульсивном сокращении мышц, изливаясь в него, обжигая ноющее нутро шпарящим теплом.
Шикамару отстранился, туша сигарету в пепелке на тумбочке и невозмутимо вытер задницу краешком одеяла.
- Охуенно, - рубанул он и зевнул, ложась на подушку и укрываясь.
- А ты? – Слегка удивленно поинтересовался Какаши, снимая рубашку.
-Зачем? Мне это необязательно. Надо будет - подрочу в ванной. Надеюсь, ты не будешь против.

^_^ Октябрь, 19.
Какаши недовольно пошарил рукой по постели, сжал пальцами остывшую простыню.
- Идеальная шлюха…
Хатаке с наслаждением потянулся, осознав, что до выхода на работу еще целый час.
«Куда подевался этот малолетний уродец?» - Мужчина почесал макушку и наткнулся взглядом на дымящуюся кружку рядом с кроватью.
- М-даа, еще и с обслугой… - Заключил Какаши, осторожно понюхав содержимое. Кофе. Которого у него в доме отродясь не бывало.
Его мысли прервал вошедший Шика в халате. Халат был Ирукин, единственная вещь Умино, с которой Хатаке так и не смог расстаться. Правда, у Шикамару халат был повязан вокруг бедер и больше всего сейчас напоминал половую тряпку. Парень уселся на пол и отобрал у Какаши чашку.
«В очередной раз поверил во взаимопомощь…» - Мужчина фыркнул.
- Ты где кофе взял?
- Я его всегда с собой в пакетиках таскаю, - Шика зажег сигарету и с блаженным видом запил затяжку кофейком, - мне таак влом тащиться в колледж…
- Просрешь?
- Мендоксе… Не знаю. Да.
- Мне на работу. Тебя запирать?
- Ну у тебя и хер, до сих пор жопа ноет. – Протянул в ответ Шикамару, явно задумавшись.
- Я тебя запираю.
- Гондон.
- Чтоб неповадно было.
- Ладно… Буду лечить свой разъебанный зад.
- Смотри не сожри в процессе весь мой хавчик вместе с холодильником.
- Аааа… Это уж как получится. – Шика невозмутимо пожал плечами.

^_^
Купив в ларьке пиццу в коробке, Какаши со спокойной душой заехал во двор. Выйдя из машины, он не сразу определил, откуда доносится такой двадцатиэтажный мат. Потом понял – с его собственного балкона, где, уперев руки в бока, Шикамару и толстая соседка Хатаке состязались в силе голоса и дальности брызганья слюной. Шика еще и упражнялся в брани.
- Ты ебучая шмара! – Донеслось до Какаши, и мужчина понял, что с добрососедскими отношениями может быть покончено.
- Шикамару, мать твою!! – Изо всех сил напрягая связки, заорал Хатаке.
Шика на секунду замолк, удивленно посмотрев вниз. Узрев Какаши, засранец радостно помахал ему рукой и продолжил перепалку.
Мужчина, в принципе, даже догадывался, из-за чего выскочила тетушка Суно: она ненавидела, когда курят на балконе, поскольку окна в ее квартире круглый год держались открытыми.
Наверное, никогда в жизни Какаши не бегал так быстро. Взлетев по ступенькам, мужчина, чертыхаясь, распахнул дверь настежь и, не снимая ботинок, пронесся через всю квартиру.
Втащил Шикамару в комнату.
- Ты чего творишь, мать твою?!
Шика возвел угольки глаз к потолку.
- Она сама ко мне доебалась.
- Ты придурок, кто мне теперь молоко будет покупать?!
- Какое, нахуй, молоко, она же старая мымра!
- Я с ней не сплю, извращенец!
- Мендоксе, ты скучен. – Парень стряхнул с плеча руку Какаши и почапал в гостиную. На пороге комнаты он обернулся.
- Кстати, ты чего-нибудь принес?
- Перебьешься.
- Дверь-то закрой.
- Еще учить меня будешь?
- Я прав, ты невозможно устарел.
- Заткнись.
Шика поднял ладони вверх.
- Конечно-конечно, ты только скажи, принес хавчик или нет?..

^_^
Конечно, пиццу Шикамару нашел очень быстро и без посторонней помощи. Поев, парень разомлел и развалился на подоконнике со спертой из лежащего в заначке у Какаши блока пачкой.
- Везде уже нос свой сунул.
- Конечно, - самодовольно подтвердил Шика, - кстати, я нашел у тебя невротъебическую акустику.
- А, да, я ее покупал, чтобы Хаяте подарить, он под конец все больше и больше к треньканью тяготел. Но… я не успел. – Неловко закончил Хатаке и потеребил рукав старого серого свитера, чтобы не встречать в этот момент внимательный и острый взгляд агатовых глаз.
- Слушай, - парень вскочил с необычным для него воодушевлением, - хочешь, я тебе песню сыграю? Я сегодня придумал, скучно было. Правда, она еще не совсем готова…
- Валяй.
Шикамару сел обратно, поудобнее устроив найденный инструмент на коленях. Начало было вполне обычное, но Какаши смотрел на парня не отрываясь; его всегда завораживали люди, умеющие из куска дерева, пусть даже и фигурного, и украшенного несколькими железяками или пластмасками, создавать целую маленькую жизнь.
- Ты открывал ночь,
Все, что могли позволить, - иногда Шикамару сбивался и сердито встряхивал намертво затянутым хвостом. Сейчас он совсем не походил на того развязного, грубого парня в баре, и порой в агатовых глазах мелькало сладкое удовлетворение тем, что он делает.
- Маски срывал прочь,
Душу держал в неволе,
Пусть на щеке кровь,
Ты свалишь на помаду,
К черту барьер слов,
Ангелу слов не надо… - Тут Шика оборвался и посмотрел на Хатаке.
- Это первый куплет. Понравился?
- Да… - Какаши выдохнул ответ, сам от себя не ожидав такой реакции.
Шикамару пару раз перебрал струны и запел дальше:
- А мы не ангелы, парень,
Нет, мы не ангелы,
Темные твари, и сорваны планки нам.
Если нас спросят, чего мы хотели бы,
Мы бы взлетели, мы бы взлетели...
Мы не ангелы парень,
Нет, мы не ангелы,
Там на пожаре утратили ранги мы,
Нету к таким ни любви, ни доверия,
Люди глядят на наличие перьев…
Снова короткий перебор и тихий голос:
- Шика, можно я… Тебя поцелую?..
Мелодия некрасиво оборвалась.
- Ты ебанулся? – Подозрительно поднял бровь Шикамару. Потом, словно вспомнив что-то, парень усмехнулся:
- Шлюхи не целуются.
Он аккуратно поставил гитару, прислонив ее к стене, и вышел, оставив Какаши одного.
- Мать твою…

^_^
- Шика… - Все это походило на плохой стапятсотсерийный сериал, почти как тот пресловутый диван. Какаши схватил парня за руку чуть пониже локтя, чуть не сплюнув от надуманности и предсказуемости этого жеста.
Шикамару сморщился, словно по ошибке проглотил гнилую ягоду.
- Ебать… Дай мне покурить спокойно, а?
- Шика, послушай…
Тот поморщился уголком губ, раскуривая сигарету.
- Я, конечно, никогда не любил всю эту, мать твою, сентиментальщину… Но, блин, по-моему, нам с тобой нужно поговорить.
- Говори, - равнодушно отозвался Шикамару, натужно и хрипло закашлявшись.
-Ты… Куда ты пойдешь?
Шика коротко хохотнул.
- С каких пор тебя интересует моя судьба? Что ж, я думаю, к отцу.
Какаши устало прикрыл глаза. Сейчас не было смысла тыкать парню на его сугубо эгоистический подход.
- Не обижайся.
Шикамару усмехнулся.
Каждое слово давалось Хатаке с огромным трудом. Никогда и ни с кем он так не церемонился.
- Мне понравилась эта песня.
- Я рад.
- Останься…
Шикамару обернулся.
- Видимо, тебе также понравилось меня ебать… - В его глазах в первый раз мелькнуло нечто теплое.
- Сученок… - Какаши покачал головой, улыбаясь одной стороной губ. Правой.

… Три месяца спустя… ^_^
- Я знаю, ты меня не простишь, и не прошу тебя об этом. Я прошу о другом – отпусти. Просто смирись с этим и отпусти меня. Ты же знаешь, что у меня не получается взять и выкинуть тебя из своей гребаной жизни. Конечно, знаешь, иначе не снился бы мне ночами. Иначе я не пришел бы сюда – просить тебя об этом. – Какаши оторвал взгляд от копошащейся в большом кладбищенском мусорнике вороны и перевел его на черно-белые глаза эмальки-фотографии. Так давно, казалось, бывшие тепло-карими.
Ирука улыбался.
Этот день был на удивление солнечным. Солнечным и очень холодным.
Хатаке поднес кисти к маске в тщетной попытке согреть онемевшие пальцы, торчащие из митенков. Плюнув, засунул руки обратно в карманы, где их с радостью обняла ледяная ткань подкладки.
- Может, когда-нибудь мы и встретимся, как ты и говорил. Но, если следовать твоей теории, я буду уже дряхлым стариком… - Мужчина ухмыльнулся правой половиной рта, намечая на закрывающей лицо ткани мимолетные складки, - а раз так, то просто дай мне пожить в свое удовольствие. И прости меня. Если бы не я, ты бы, может быть, был бы сейчас счастлив.
Тоненькое, молодое деревце, которое посадил здесь Шикамару, грустно качнуло голыми веточками на молниеносно пронесшемся ветру. Ему суждено было погибнуть, Какаши отговаривал парня сажать дерево на зиму, но тот не слушал.
Хатаке достал сигарету и спустил маску, привычно хватая фильтр губами. В чистое, звенящее тишиной небо взвилось четыре ровных кольца кажущегося голубоватым дыма.
« Он научил?» - Голос грустный и горько-насмешливый. Обреченная улыбка с фотографии.
- Да.
КОНЕЦ.

Эпилог.
- А сейчас, ребят, песню споет наш гитарист. – Киба, как всегда, улыбался.
Зал был полон, несмотря на то, что это было их первое большое выступление.
Шикамару мялся, усердно делая вид, что никак не может до конца подстроить гитару.
В толпе раздался подбадривающий свист. Взвились вверх сотни «коз».
Какаши про себя улыбнулся, увидев, как Шика затравленно передернул плечами.
Парень глубоко вздохнул и, нерешительно перехватив у вокалиста микрофон, уселся на комбик, повыше.
Публика заулюлюкала.
Первый перебор Шикамару взял сразу, быстрый и решительный. Вполне в том же духе, в каком он писал обычно, но в то же время – нечто гораздо более… теплое, что ли?.. Мужчина не знал, как это объяснить.
- Эта песня, - начал Шика, и зал притих, - она посвящается человеку, - он поднял глаза и встретился взглядом с Хатаке, - которого я люблю!!
- Люблю, - Тупо повторил Какаши, чувствуя, как изнутри расцветает нечто вроде радости, - люблю… Мать твою, он это серьезно?..

«Гореть»
Зачем кричать, когда никто не слышит,
О чем мы говорим?
Мне кажется, что мы давно не живы;
Зажглись и потихоньку догорим...
Когда нас много, начинается пожар,
И города похожи на крематорий и базар;
И все привыкли ничего не замечать;
Когда тебя не слышат - для чего кричать?..

Мы можем помолчать, мы можем петь,
Стоять или бежать, но все равно гореть.
Огромный синий кит порвать не может сеть;
Сдаваться или нет, но все равно гореть....

И снова небо замыкает на тебя слова и провода;
И снова с неба проливаются на нас ответы и вода.
И если ты вдруг начал что-то понимать,
И от прозрений захотелось заорать, -
Давай, кричи, но тебя могут не понять:
Никто из них не хочет ничего менять...

Ты можешь помолчать, ты можешь петь,
Стоять или бежать, но все равно гореть,
Огромный синий кит порвать не может сеть;
Сдаваться или нет, но все равно гореть...

Мы можем помолчать, мы можем петь,
Стоять или бежать, но все равно гореть…

Гори, но не сжигай - иначе скучно жить;
Гори, но не сжигай;
Гори, чтобы светить....

@музыка: Red

@темы: фанфики, музыка, Шикамару, R и выше!, яой

Комментарии
2011-01-11 в 02:11 

Inoty
волшебная падлочка
да, Люмен, конечно, по звучанию ничего особенного, но какие, мать вашу, тексты! :heart:
вторая часть порадовала больше предыдущей, наверное, потому что Шикамару, хоть и ООСный, но охуенный!

2011-01-11 в 11:34 

+SeAmnI+
Повод без вина — это страдание, вино без повода — пьянство.
Спасибо большое,дарлинг,именно Ваши фики вдохновили меня на этот.С нетерпением ждала вашего комментария,как профессионала в этом вопросе:)

2011-01-11 в 17:39 

Inoty
волшебная падлочка
+SeAmnI+, так приятно слышать, не представляете :crazb:

2011-02-04 в 15:00 

Мать вашу....Это ахренено *.*

URL
2011-02-15 в 15:37 

+SeAmnI+
Повод без вина — это страдание, вино без повода — пьянство.
Спасибо)))

2011-02-24 в 01:23 

очень клево)
а тут еще и песни люмена))

URL
2011-04-12 в 17:37 

+SeAmnI+
Повод без вина — это страдание, вино без повода — пьянство.
На другом сообществе этот фик категорически не поняли и не приняли. Спасибо за приятные отзывы!

2012-06-09 в 12:40 

Lithium Ando
Давай поиграем в жизнь?
Просто восхитительная вещь! Скупая мужская слеза размером с Черное море - от меня. Прелесть просто! Пишите еще, у вас превосходный талант. А какой у вас получился Шика! Ммммм...

2012-06-14 в 11:22 

+SeAmnI+
Повод без вина — это страдание, вино без повода — пьянство.
ооо, спасибо))))Я просто плавающий фикер, у меня фэндомов много. Но по Наруто еще кой-какая вещь есть, конкретнее - Шиканару

2012-06-15 в 17:12 

Lithium Ando
Давай поиграем в жизнь?
+SeAmnI+, Да? Дайте почитать! ссылку если можно))

2012-06-24 в 16:04 

Ахренеть. Я давно таких хороших фанфиков не читал, жаль, что так мало.

URL
2012-06-28 в 13:14 

+SeAmnI+
Повод без вина — это страдание, вино без повода — пьянство.
У меня вторая часть есть *скромно* Правда, она мало чем отличается от этой и почти не имеет сюжета.

2013-01-01 в 20:43 

Сильно. Очень сильно... :hlop::vo:

URL
   

Сообщество ленивых имени Нара Шикамару

главная